Америка это европа: Европа и Южная Америка заключили торговую сделку века. На это ушло 20 лет

Содержание

Европа и Южная Америка заключили торговую сделку века. На это ушло 20 лет

  • Алексей Калмыков
  • Би-би-си

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Европейские фермеры боятся конкуренции с ковбоями Амазонии

Европейский союз подписал крупнейшее в своей истории торговое соглашение, которое отворяет европейскому бизнесу двери на рынок четырех стран Южной Америки с населением в 260 млн человек. В ответ Бразилия, Аргентина, Парагвай и Уругвай получат льготный доступ к полумиллиарду европейских потребителей.

После 20 лет переговоров 28 стран ЕС согласились приоткрыть границы для заокеанского мяса и сахара в обмен на возможность беспошлинно поставлять в Южную Америку автомобили, лекарства, вино и сыр.

Более того, переговорщики пошли дальше и помимо обнуления пошлин в торговле товарами — сельскохозяйственными и промышленными, договорились снять часть нетарифных ограничений для ключевого сектора услуг, включая госзакупки, санитарные нормы, авторские права. Сейчас из-за этих ограничений торговля услугами между ними втрое меньше, чем товарами.

Теперь им предстоит убедить парламенты каждой страны-участницы ратифицировать сделку. Тогда через несколько лет она постепенно вступит в силу, и на карте появится зона свободной торговли с общим населением более 770 млн человек и совокупным ВВП в $21 трлн — это четверть всей мировой экономики.

Война и мир

Вторая в этом году торговая мегасделка ЕС заключена на фоне роста протекционизма в мире и торговых войн между двумя крупнейшими экономиками планеты — США и Китаем. Она стала не только иллюстрацией различий во взглядах на мировую торговлю между уходящей Еврокомиссией и президентом США Дональдом Трампом, но и доказательством того, что на заключение торговых соглашений уходят годы и даже десятилетия.

«Это — исторический момент, и поверьте, я тщательно подобрал слова, — сказал президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер. — Соглашение сэкономит обеим сторонам 4 млрд евро пошлин в год, что делает его крупнейшим в истории ЕС. Среди нарастающей напряженности в международной торговле мы посылаем нашим южноамериканским партнерам четкий сигнал о том, что мы выступаем за игру по правилам».

Победы на этом фронте приносят Европе очки как в соревновании за лидерство в мире, так и в борьбе за единство собственных рядов в свете решения Великобритании покинуть ЕС. Сторонники «брексита» утверждают, что в одиночку Лондон быстро договорится со всеми странами о выгодной торговле. Противники говорят, что от имени крупнейшего в мире единого рынка ЕС договариваться проще, да и условия лучше.

Их аргумент — за последние пять лет ЕС заключил полтора десятка торговых соглашений, включая эпохальные сделки с Канадой и Японией, а теперь вот и с четырьмя странами, объединенными в организацию общего рынка Южной Америки — Меркосур.

Однако торжественное подписание, обмен ручками и банкет еще не означают, что беспошлинные немецкие BMW доедут до Патагонии, а бразильская говядина завалит немецкие супермаркеты.

Время торговаться

Подпись к фото,

Немецкий автопром мечтает заполнить пустынные дороги Патагонии

Ратифицировать сделку придется уже другому Европарламенту и другой Еврокомиссии. К осени власть в ЕС обновится, и ей придется заново договариваться с недовольными, прежде всего с фермерами Франции, Германии и особенно Ирландии, и без того страдающей из-за «брексита».

На противоположном берегу океана сделке угрожает подъем левого популизма во внутренней политике. Прежде всего в Аргентине, где на октябрьских президентских выборах сторонник открытой экономики Маурисио Макри рискует уступить власть противникам торгового соглашения с ЕС.

Бразилия и Аргентина вообще неохотно допускают чужаков на свой рынок, и соглашение с ЕС призвано помочь им выйти из гавани протекционизма в открытые воды свободной торговли. До сих пор самой существенной попыткой было создание Меркосур.

Однако за 30 лет членам этой организации так и не удалось договориться между собой. Они не смогли создать ни полноценный таможенный союз, ни единый рынок. Крупная сделка с ЕС может придать ускорение континентальному торговому проекту.

За это выступает новый президент Бразилии Жаир Болсонару — «тропический Трамп» с крайне либеральной экономической программой.

«Исторический момент! Одно из важнейших торговых соглашений всех времен принесет огромную пользу нашей экономике. Великий день!» — написал он в «Твиттере».

Его надежды связаны, прежде всего, с готовностью Европы приоткрыть самый защищенный товарный рынок: сельскохозяйственный. ЕС пообещал выделить квоты на говядину, мясо птицы и сахар.

В ответ страны Меркосур отменят импортные тарифы на продукцию европейской промышленности, которые сейчас составляют от 14% до 20% на химикаты, промышленное оборудование и лекарства и 35% — на автомобили, одежду и обувь. И вдобавок разрешат беспошлинный ввоз вина, кондитерской продукции, крепкого алкоголя и сыров, которые сейчас облагаются по ставкам от 20% до 35%.

Одновременно южноамериканцы подписались под защитой географических указаний европейских деликатесов: они запретят местным производителям называть свой сыр, например, пармезаном, а ветчину — пармской.

«Постыдная сдача рынка»

Автор фото, AFP

Подпись к фото,

Отныне пармезаном в Южной Америке будет называться только итальянский пармиджано-реджано

Еще прошлой осенью президент Франции Эммануэль Макрон отказывался подписывать это соглашение, поскольку Болсонару угрожал вслед за США выйти из парижского климатического соглашения.

Теперь в текст внесли обязательство Бразилии, которую экологи обвиняют в бездумной вырубке тропических лесов, бороться с изменением климата. Макрон осторожно согласился, предупредив, что будет очень внимательно следить за тем, как будет развиваться это торговое соглашение. С прицелом на защиту не только планеты в целом, но и французских фермеров в частности.

А они очень недовольны.

«Соглашение с Меркосур неприемлемо, оно обернется недобросовестной конкуренцией против наших фермеров и тотальным обманом потребителя!! Не везите сюда никому не нужную сельхозпродукцию и еду!» — возмущается Кристиан Ламбер, глава крупнейшего французского профсоюза работников сельскохозяйственной отрасли.

В Европе много семейных ферм, жесткие правила защиты животных, ограничения на применение лекарств и пестицидов. Это дорого, и фермеры боятся наплыва дешевой заокеанской продукции агрохолдингов, не обремененных европейскими ограничениями.

«Сделкой с Меркосур нынешняя Еврокомиссия открывает ящик Пандоры двойных стандартов в сельском хозяйстве», — выступил от имени европейского объединения фермерских союзов Copa-Cogeca его генсек Пека Пессонен и призвал ЕС пересмотреть соглашение после обновления Еврокомиссии этой осенью.

А в нынешнем виде соглашение не поддержит парламент Ирландии, уверена фермерская ассоциация страны. Коровники приносят Ирландии 3 млрд евро в год, и она зависит от производства говядины как никто другой в ЕС.

«Этот договор — результат закулисных договоренностей и преклонения перед крупными компаниями вроде Mercedes и BMW. Их волнуют только продажи машин в Южную Америку. Это жалкая и постыдная сдача значительной части нашего ценнейшего рынка говядины латиноамериканским ковбоям и агрохолдингам», — недоволен президент Ассоциации фермеров Ирландии Джо Хили.

Еврокомиссия признала, что соглашение «обещает некоторые сложности европейским фермерам», и пообещала выделить до 1 млрд евро на субсидии.

«Чтобы договор оказался обоюдовыгодным, мы будем тщательно определять квоты на сельскохозяйственную продукцию из стран Меркосур с целью исключить риск ее наплыва на европейский рынок и угрозу благополучию фермеров в ЕС», — сказал еврокомиссар Фил Хоган.

Европа и Америка вступают в битву из-за России

https://ria.ru/20200720/1574562033.html

Европа и Америка вступают в битву из-за России

Европа и Америка вступают в битву из-за России — РИА Новости, 26. 05.2021

Европа и Америка вступают в битву из-за России

Сага о «Северном потоке — 2» получила интересное продолжение, в том смысле, что американские попытки остановить ввод в эксплуатацию российского газопровода… РИА Новости, 26.05.2021

2020-07-20T08:00

2020-07-20T08:00

2021-05-26T16:45

авторы

россия

жозеп боррель

майк помпео

северный поток — 2

газпром

евросоюз

сша

в мире

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdn24.img.ria.ru/images/151420/07/1514200742_0:208:4000:2458_1920x0_80_0_0_882e2ea0405ab3d9b2d85ec813343d7f.jpg

Сага о «Северном потоке — 2» получила интересное продолжение, в том смысле, что американские попытки остановить ввод в эксплуатацию российского газопровода могут привести не только к тому, что он получит дополнительную поддержку от европейских политиков, но и к тому, что Евросоюз озаботится системной защитой от американских санкций. Если сравнивать ущерб американским интересам от «Северного потока — 2» и урон в случае создания «антивандальной» (антисанкционной) финансово-экономической системы в самом Евросоюзе, то российский газопровод практически не имеет значения. И если Вашингтон будет лишен возможностей в действительно важных вопросах давить на Брюссель или европейские компании санкциями, то для американской внешней политики это будет катастрофа планетарного масштаба.На прошлой неделе конфликт по линии Вашингтон — Брюссель, а по сути — Госдеп — Еврокомиссия, обострился из-за того, что главы американской и европейской дипломатии обменялись угрозами и заявлениями, содержащими взаимную жесткую критику.Майк Помпео решил уничтожить так называемую оговорку Тиллерсона — ограничение на введение санкций против компаний, содействовавших строительству «Северного потока — 2» до принятия закона о санкциях. Эта «оговорка», появление которой в первоначальном пакете антироссийских и «антигазпромовских» санкций приписывают тогдашнему госсекретарю Тиллерсону, понимавшему, что «наказывать» крупные европейские нефтегазовые компании — это очень плохая идея, была отменена в преддверии поездки Помпео в Евросоюз, что можно было воспринять как жест устрашения. Глава Госдепа даже перешел к прямым угрозам, потребовав от всех компаний, имеющих или имевших отношение к проекту, «выйти из него» или получить санкции, которые (если руководствоваться американскими стандартами и историческим опытом) будут предполагать уничтожение их американского бизнеса, отключение от долларовой системы, конфискацию имущества и запрет на посещение США для их директоров. Помимо того, что под каток американских санкций может попасть огромное количество европейских компаний, которые занимаются, например, портовыми услугами или страховкой, создается впечатление (и его разделяют некоторые западные СМИ), что Госдеп также намекает на готовность все-таки «наказать долларом» ведущих европейских партнеров «Газпрома», то есть Wintershall, OMV, Engie, Shell и Uniper. С одной стороны, такая эскалация — мощный шаг в плане демонстрации серьезности намерений Вашингтона в плане блокирования «Северного потока — 2». С другой — не очень понятно, чего можно добиться с точки зрения демонстрации чего-либо, кроме намерений: деньги европейских партнеров «Газпрома» уже вложены в проект, а сам трубопровод достраивается силами самой российской компании, которая сейчас является единственным акционером компании, владеющей газопроводом. Таким образом, даже если бы иностранные компании хотели выйти из проекта, это просто невозможно сделать — поезд уже ушел. Получается, что санкции против европейских компаний были бы просто местью, абсолютно бессмысленной с точки зрения блокирования газопровода. Конечно, Вашингтон может попробовать ввести санкции против покупателей российского газа в Европе, но тут возникнет целая серия технических проблем и внешнеполитических рисков.Довольно легко выстроить схемы продажи «газпромовского» газа таким образом, чтобы конечных покупателей было довольно непросто определить, поставив тем самым США еще и перед выбором: закрыть глаза на неэффективность санкций или ввести «ковровые» санкции против всех компаний, которые будут заподозрены в покупке российского газа. Сценарий дальнейшей эскалации именно такого рода вполне возможен, но вряд ли Вашингтону понравятся последствия.Верховный представитель ЕС по внешней политике и политике безопасности Жозеп Боррель в письменном заявлении осудил американские методы воздействия на Евросоюз:»Я глубоко обеспокоен растущим применением санкций или угрозой санкций со стороны Соединенных Штатов против европейских компаний и интересов. Мы стали свидетелями этой развивающейся тенденции в случаях Ирана, Кубы, Международного уголовного суда и совсем недавно в случае проектов «Северный поток — 2» и «Турецкий поток». <…> Европейская политика должна определяться здесь, в Европе, а не третьими странами. В тех случаях, когда цели внешней политики и политики безопасности (относящиеся к Евросоюзу и США. — Прим. авт.) общие, очень ценной является координация целенаправленных санкций с партнерами. Мы видели много положительных примеров этого и будем продолжать координировать (санкции. — Прим. авт.) там, где можем. А там, где существуют политические разногласия, Европейский союз всегда открыт для диалога. Но этот (диалог. — Прим. ред.) не может иметь место на фоне угрозы санкций».Это заявление можно было бы воспринять как ничего не значащее «беспокойство» дипломата, на которое Вашингтон не обратит никого внимания, если бы не один нюанс. Американские СМИ, в частности агентство деловой информации Bloomberg, уже писали о том, что Германия рассматривает возможность ответных санкций против США для того, чтобы отомстить за санкции против «Северного потока — 2» и отучить Штаты от вмешательства в европейскую энергетическую политику. А в контексте заявления Борреля стоит вспомнить то, каким образом он недавно ответил на вопрос французского евродепутата по поводу американских санкций:»Комиссия готовит почву для принятия усиленного механизма санкций, который повысит устойчивость Европы к воздействию экстерриториальных санкций, введенных третьими странами». Боррель не уточнил, какую форму примет этот механизм или когда он будет введен, сообщало две недели назад британское агентство Рейтер».Самым очевидным механизмом, который может буквально демонтировать всю санкционную повестку США на газовом направлении в Европе, могли бы стать санкции против американского экспортного СПГ. Заградительный тариф в 25% или просто запрет на его импорт в Европу не только сделает санкции против «Северного потока — 2» полностью бессмысленными с точки зрения продвижения американского СПГ на европейском рынке, но и нанесет прямой ущерб американским энергетическим компаниям, некоторые из которых спонсируют Республиканскую партию США. Принудительный разрыв уже заключенных контрактов — это серьезные потери, а американские компании вряд ли готовы платить своими деньгами за геополитические амбиции Майка Помпео и сенаторов-русофобов. Впрочем, европейские дипломаты могут придумать и какие-нибудь альтернативные варианты. Благо «болевых точек» американского бизнеса в Евросоюзе предостаточно. Если курс европейской дипломатии не изменится, а США все-таки нарвутся на ответные санкции Брюсселя, то можно будет констатировать, что завершение «Северного потока — 2» приведет к результатам, на которые мало кто мог рассчитывать, ибо, помимо повышения стабильности поставок энергоносителей в Европу, отношения между Штатами и Евросоюзом перейдут в фазу санкционной войны. Чтобы избежать этого риска, Госдепу стоило бы остановить свои угрозы в адрес европейских энергетических гигантов прямо сейчас, но это уже вряд ли возможно — остановиться означало бы признать право европейцев на суверенитет, а американская элита в принципе не может себе этого позволить.

https://ria.ru/20200716/1574457056.html

https://ria.ru/20200717/1574511133.html

https://ria.ru/20200717/1574520675.html

https://ria.ru/20200629/1573528280.html

https://ria. ru/20200525/1571954120.html

https://ria.ru/20200715/1574361781.html

россия

сша

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2020

Иван Данилов

https://cdn22.img.ria.ru/images/149372/59/1493725903_0:0:2706:2705_100x100_80_0_0_7f36f047657061975e26af8dff604871.jpg

Иван Данилов

https://cdn22.img.ria.ru/images/149372/59/1493725903_0:0:2706:2705_100x100_80_0_0_7f36f047657061975e26af8dff604871.jpg

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn21.img.ria.ru/images/151420/07/1514200742_223:0:3778:2666_1920x0_80_0_0_fb07def76d3aa192c5b3bd60f8c36307.jpg

РИА Новости

[email protected] ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Иван Данилов

https://cdn22.img.ria.ru/images/149372/59/1493725903_0:0:2706:2705_100x100_80_0_0_7f36f047657061975e26af8dff604871.jpg

авторы, россия, жозеп боррель, майк помпео, северный поток — 2, газпром, евросоюз, сша, в мире

Континенты, что такое континент и какие существуют сегодня в мире.Азия, Африка, Европа, Северная Америка, Южная Америка, Антарктида, Австралия

По размеру территории:

  • 1 Площадь Азии — 44 579 000 кв. км;
  • 2 Площадь Африки — 30 065 000 кв. км;
  • 3 Площадь Северной Америки — 24 256 000 кв. км;
  • 4 Площадь Южной Америки — 17 819 000 кв. км;
  • 5 Площадь Антарктиды — 13 209 000 кв. км;
  • 6 Площадь Европы — 9 938 000 кв. км;
  • 7 Австралия / Океания — 8 112 000 кв км.

По численности населения, по состоянии на 2014 по разным оценкам, человек:

  • 1 Азии — 4 298 723 000
  • 2 Aфрика — 1 110 635 000
  • 3 Европа — 742 452 000
  • 4 Северная Америка — 565 265 000
  • 5 Южная Америка — 406 740 000
  • 6 Австралия / Океания — 38 304 000
  • 7 Антарктида — нет

По числу стран:

  • 1 Африка — 54
  • 2 Европа — 47
  • 3 Азии — 44
  • 4 Северная Америка — 23
  • 5 Океания — 14
  • 6 в Южной Америке — 12
  • 7 Антарктида — нет

Примечание:
В некоторых частях мира учат студентов тому, что имеется только шесть континентов, которые включают в себя Северную Америку и Южную Америку в один континент под названием Северная и Южная Америка.
Другие специалисты используют термин шесть континентов, сочетая Европу и Азию в континент под названием Евразия.
По площади.
Северная и Южная Америка 42 075 000 км² (населяют 825 000 000 человек).
Евразия 54 697 000 км² (с населением 4 406 000 000 человек), составляет более трети всей суши планеты.
Для преобразования км² в кв. мили необходимо умножить величину в километрах на число 0.621371

Карибские острова, страны Центральная Америки и Гренландия считаются частью Северной Америки.
Ближний Восток является частью Азии.
Многие современные атласы и эксперты географии показывают.
Рассмотрим теперь исторический континент Австралии, чтобы быть лучше ориентироваться в определении Австралия / Океания. Они включает в себя всю (Австралия), крупные островные группы Новой Зеландии, Папуа-Новой Гвинеи, Фиджи, Соломоновых островов и бесчисленные вулканические и коралловые острова южной части Тихого океана, в том числе Микронезии, Меланезии и Полинезии. Проще говоря Океании является одним из самых разнообразных и увлекательных областей на планете.

Особенности
Ближний Восток является частью Азии.
Турция официально является политически и географически часть как европейского, так и азиатского континентов, разделительной линией между Азией и Европой является пролив Босфор.
Европейская часть Россия не отдельная страна, а западная часть Российской Федерации. Часть современных атласов и эксперты географии сходятся на том, что политически и географически это суши часть континента Европы. Деление Российской Федерации между Азией и Европой проходит по Уральским горам.
Гавайи расположены примерно в 2550 км к юго-западу от Лос-Анджелеса, в середине северной части Тихого океана. Политически это часть Северной Америки, но географически она не является частью какого-либо континента.

Выбор региона для общения и игры

Обновлен: 2 месяца назад

Номер статьи (ID) 66384

Применимо к играм:

Регион общения

Меню выбора региона в приложении Blizzard позволяет вам выбрать Регион общения.

Чтобы переключаться между регионами общения, нажмите на кнопку с глобусом на экране авторизации и выберите другой регион.

Ваш регион общения не зависит от игрового региона. Например, вы можете выбрать Америку своим регионом общения, а играть на европейских серверах или наоборот.

Игровой регион

Международный доступ Blizzard позволяет вам подключаться к игровым серверам других регионов, чтобы играть с друзьями из других частей мира. Международный доступ действует во всех играх, кроме World of Warcraft.

Есть три игровых региона:

  • Америка для игроков из Северной Америки, Латинской Америки, Южной Америки, Австралии и Новой Зеландии.
  • Европа для игроков из Европейского Союза, Восточной Европы, России, Африки и стран Ближнего Востока.
  • Азия для игроков из Южной Кореи, Тайваня, Гонконга и Макао.

Чтобы переключиться между игровыми регионами, нажмите на кнопку с глобусом рядом с кнопкой

Играть.

Помогите мне выбрать

Списки друзей

Ваши друзья по BattleTag и настоящему имени привязаны к региону общения. Когда вы добавляете друга в одном из регионов, вы не увидите этого друга в своем списке друзей в другом регионе. Вы можете добавить одного и того же друга в нескольких регионах, но вашему другу придется принять ваше приглашение в каждом из них отдельно. Выбор региона в приложении Blizzard позволяет вам оставаться в контакте с друзьями по всему миру. Список друзей в каждом регионе содержится отдельно от других регионов, поэтому будьте внимательны при выборе региона.

Игровой прогресс

Ваш игровой прогресс привязан к вашему игровому региону и не распространяется на другие регионы. Исключением является лишь Overwatch — в Overwatch прогресс и полученные предметы распространяются на все регионы, кроме тестового игрового мира (PTR).

Технические аспекты

По умолчанию вы будете подключаться к вашему домашнему региону, который определяется страной, зарегистрированной в вашей учетной записи Blizzard. Выбор другого региона для игры может негативно сказаться на вашем подключении к серверам.

При обновлении клиента игры вы не сможете подключиться к тем игровым регионам, где данное обновление еще не стало доступно. Как только в этих регионах будет произведены работы по обновлению игры, вы также сможете играть в них.

Европа vs Америка: мы такие разные

Америка выросла на любви к автомобилям. У нас же, напротив, машинам часто приходилось подстраиваться под нравы старушки Европы. Быть может, поэтому европейцы до сих пор смотрят на американские автомобили, как на топорную работу. Хотя в последнее время они все чаще неправы в этом вопросе.

Пожалуй, мне стоит развить мысль. Конечно, американская цивилизация родилась задолго до прихода завоевателей. То была эпоха земледельцев, для которых земля была неиссякаемым ресурсом. По большей части, так все и осталось. И когда появился автомобиль, для него начали мостить дороги. Перестроили городские центры и широкими бульварами присоединили к ним окраины. Автомобиль стал основой жизни и работы американцев, пока те осваивали просторы страны.

Европейские города старше, теснее и многолюднее. Их улицы узкие и неудобные для проезда. Дороги, связывающие города и деревни, прокладывались для лошадей, и многие из них из-за возделываемых полей по бокам нельзя было расширить. Извилистые тропинки доавтомобильной эпохи соединяли горные селения Европы. Американцы же были более прагматичными и не заселяли горы, поэтому их дороги оставались горизонтальными и шли по прямой.

Со столь узкими дорогами европейские автомобили не могли не стать компактнее и маневреннее. И наоборот: машины Нового Света до недавних пор толком не умели поворачивать. Дорожники просто позаботились о том, чтобы автомобиль хорошо делал два дела: быстро стартовал и легко мчал по прямой.

В начале 60-х Америка бралась за все. И все получалось. Безграничный оптимизм, ощущение полноты жизни и блестящая реклама, создающая спрос из ничего… Они изобрели плановое устаревание, и каждый новый модельный год приносил новый модный дизайн, который классно смотрелся и у пригородного коттеджа, и на шоссе, что тянулось между штатами. В момент выхода новой модели старая становилась хламом.

Американский автопром стал монолитом. В 60-х “Большая тройка” обладала полной монополией. Каждый производитель Детройта имел в арсенале компактный, среднеразмерный и большой автомобили. Разнообразие достигалось широчайшим ассортиментом кузовов и эмблем. Как умно: вся промышленность делала лишь 9 базовых авто, а куча клиентов была счастлива! Это здорово упрощало жизнь частным сервисам и поставщикам запчастей.

Автопром Европы был более разрозненным. Немцы, французы, шведы, итальянцы, англичане – у всех было по нескольку собственных марок, и каждая хотела, чтобы ее машины отличались от остальных. Не только внешне, но и технически. Инженеры бились друг с другом за отличия гораздо азартнее, чем в США.

Но Америка не желала отставать. Они запустили человека на Луну и развязали технологические войны. Появился IBM, затем Microsoft, Apple, Google. В технологиях американцы всегда были на коне. Однако они не видели смысла в сложных европейских малолитражках, считая неразрезной мост и большой нижневальный движок хорошей альтернативой. Нефти было завались, и бензин стоил недорого.

После Второй мировой нефть в Европе почти иссякла. Но акцизы и прежде были высокими. Поэтому топливный кризис 1973-го не сильно изменил автопарк. А вот для США он стал катастрофой. В связи с новым спросом на экономичные авто размеры пришлось уменьшать. “Большая тройка” не могла делать маленькие авто, и на американский рынок ворвались японцы. К тому же после кризиса был введен лимит в 90 км/ч, и нужда в устойчивости на больших скоростях и мощных тормозах пропала на три десятка лет.

Автомобильная малышня – не конек Америки, где парковочные места рассчитаны на пикап F-150. Низкий расход – вот главный резон ездить на малолитражке. Но бензин в США до сих пор так дешев, что никому и в голову не приходит экономить. Вопрос выбросов там по-прежнему – тема для дискуссий, тогда как в Европе налог на CO2 – уже норма. Здесь ездят на маленьких машинах, потому что они экономичнее, выгоднее с точки зрения налогов и удобнее в городах. Не удивительно, что европейцы в них поднаторели.

Зато американцы – короли пикапов. Внедорожники у них и для работы, и для развлечений: таскают гигантские кемперы и прицепы с катерами. Эти штуки – неотъемлемая часть жизни американца, неубиваемые и необходимые в быту инструменты.

Нет смысла мастерить глобальный полноразмерный пикап. Все равно, кроме как в Америке, места ему не найдется. Легковые авто – другое дело. Необходимость снижать расходы заставляет американские компании использовать единые платформы и модели для разных рынков. А малолитражками занимаются их европейские филиалы.

В спорткарах Европа держала первенство десятилетиями, хотя детройтский металл был и мощнее, и дешевле. Образ европейского спорткара родился из европейского же автоспорта. Гонки проходят на трассах с кучей поворотов, которые американцы называют “дорожными трассами”. Большая часть треков в Америке – это овалы и дрэг-стрипы. Отсюда и разница в шасси и его настройках.

Однако сегодня все поменялось. Viper или Corvette уже не представляют собой одну лишь грубую мощь – они нацелились на Европу. Клиенты, покупающие заокеанские спорткары, повидали мир и хотят лучшего. Угодить им – вот задача для американских инженеров.

Детройт отныне сложно упрекнуть. Ни в двигателях, ни в дизайне, ни в качестве, ни в электронике. Чтобы доказать это, Детройт разработал Chevrolet Volt. Но на другом краю Штатов – свежие умы, настроенные на новую экономику и не желающие зависеть от причуд закоснелой индустрии. У Tesla есть состояние, заработанное в Интернете, и у нее есть видение будущего. Автопром Европы ворчит о традициях и наследии, но на Западном побережье все это не стоит ломаного гроша. Калифорния выросла вместе с автомобилем, и она острее всего жаждет машину нового поколения, версию 2.0.

Поэтому клише о примитивности американских авто – вчерашний день. Европа и Америка – все еще два разных континента со своими подходами к автомобилю. Но сегодня все меняется. И тот, кто подходит к американскому авто с прежними стереотипами, отныне не прав.

ТЕКСТ: ПОЛ ХОРРЕЛ

Результаты моделирования | Модель экологической оценки мирового животноводства (ГЛЕАМ) | Продовольственная и сельскохозяйственная организация Объединенных Наций

Основных источников выбросов в цепочке животноводческого производства четыре: интестинальная ферментация; уборка, хранение и использование навоза; производство кормов; потребление энергии. ГЛЕАМ позволяет получить данные о выбросах по каждому источнику.

Интестинальная ферментация – это источник выбросов метана, который образуется в процессе переваривания кормов жвачными животными (в желудочно-кишечном тракте нежвачных животных тоже образуется метан, но в гораздо меньших количествах). Выбросы, источником которых является интестинальная ферментация, в значительной мере зависят от качества кормов. Чем больше в кормовом рационе доля плохо перевариваемых, грубых кормов, тем больше метана выбрасывается в атмосферу.

Навоз – источник выбросов метана и закиси азота. Метан выделяется в процессе анаэробного разложения органического вещества. Закись азота выделяется, в основном, при разложении навоза в присутствии аммония. Для различных систем уборки, хранения и использования навоза (УХИН) характерные различные уровни выбросов. В целом, выбросы метана выше, когда навоз хранится и обрабатывается в жидком виде (в прудах и навозных ямах). В системах, предполагающих хранение навоза в сухом виде, например, в загонах для скота или в уплотненном виде, уровень выбросов ниже.

С производством кормов связан целый ряд выбросов. Увеличение площадей, занятых под пастбища и кормовые культуры, за счет необрабатываемых земель, например, лесов, влечет за собой увеличение выбросов двуокиси углерода при производстве удобрений, необходимых для подкормки растений, и пестицидов, а также при переработке и транспортировке кормов. Причиной выбросов закиси азота являются как применение азотных удобрений, так и непосредственно внесение навоза на пастбищах и полях.

Потребление энергии имеет место вдоль всей цепочки животноводческого производства. Производство минеральных удобрений, эксплуатация оборудования и техники при выращивании, сборе, переработке и транспортировке кормовых культур сопряжены с выбросами ПГ, которые учитываются как часть выбросов, обусловленных производством кормов. В животноводческих хозяйствах энергия потребляется системами вентиляции, освещения, доения, охлаждения и пр. Наконец, продукция животноводства подвергается переработке, пакуется и транспортируется в точки розничной продажи, и на это тоже расходуется энергия. 

На интестинальную ферментацию приходится около 44 процентов суммарных выбросов животноводческого сектора, их количество составляет около 3,5 гигатонны CO2-экв. Вторым по количеству выбросов источником является производство кормов – 41 процентов суммарных выбросов или 3,3 гигатонны CO2-экв. Почти 10 процентов выбросов (0,8 гигатонны CO2-экв.) приходится на уборку, хранение и использование навоза. На потребление энергии при выращивании животных и переработке животноводческой продукции приходится 5 процентов выбросов, что составляет 0,4 гигатонны CO

2-экв.

Глобальное распределение выбросов по источникам.Относительные доли выбросов из основных источников в глобальной цепочке животноводческого производства.

К началу

Что, если Европа и Северная Америка поменяются населением? — Другой

Насколько равны по численности населения Европы и Северной Америки?

Странный пример трансатлантического трансвестизма.

Европа и Америка очень разные, но достаточно близки по размеру, чтобы соответствовать одежде друг друга. Вспомните Эдди Мерфи и Дэна Эйкройда в

Торговые места . Как и в этом фильме, главный эффект трансатлантического трансвестизма — комедия. С небольшой долей озарения.

каково это после твоей смерти

Часто предполагается приблизительное равенство между Европой и Америкой, но его легче провозгласить, чем проверить. Вопрос первый: сравниваем ли мы целые континенты (Северная Америка и Европа) или более географически ограниченные политические образования (Соединенные Штаты и Европейский Союз)? И мы говорим о численности населения или объеме производства?



Давайте даже не будем вдаваться в географию — там сравнение совершенно бесполезно. Северная Америка более чем в два раза больше Европы. То же самое для США и ЕС (1).


Ближайший эквивалент — экономический: в 2017 году ВВП ЕС составлял 19,9 трлн долларов, США почти не отставали от него на уровне 19,4 трлн долларов ( Китай занял первое место с экономическим объемом производства 23,1 трлн долларов).

Но практически равный объем второй и третьей экономик мира осложняется разной численностью их населения: 325 миллионов в США, 511 миллионов в ЕС. Это почти на 60% больше, а это означает, что доход на душу населения среднего гражданина ЕС будет намного ниже, чем у среднего гражданина США.


Однако в то время как доход на душу населения действительно намного выше в США (57 638 долларов), чем в ЕС (32 250 долларов), европейские доходы гораздо более равномерно распределены чем в США: ЕС набрал 31,0 балла по индексу Джини (2), США — 45,0.

Абсолютные цифры населения менее открыты для споров, чем относительное благополучие, и именно на этом сосредоточены эти две карты. Итак, что, если бы вы перевезли население Северной Америки в Европу?


В США. будет доминирующей державой на континенте. Его население достаточно велико, чтобы в одиночку заменить жителей Великобритании и Франции (65 миллионов в каждой), Нижних стран (28 миллионов вместе), Германии (82 миллиона), Швейцарии и Австрии (по 8,5 миллионов каждая), Венгрии (10 миллионов), Чешская Республика (11 миллионов), Словакия (5,5 миллиона) и Польша (38 миллионов).

Мексика тоже было бы европейской державой, с которой нужно считаться. Его население (122 миллиона) составляет две страны из Большой пятерки ЕС (3) — Испанию (46 миллионов) и Италию (60 миллионов), а также Португалию (10 миллионов), Словению (2 миллиона) и Хорватию (4 миллиона).

Несомненно, по замыслу, а не случайно, европейская Мексика расположена к югу от США и Европы. Канада к северу. Как и на своем собственном континенте, канадцы занимают малонаселенный север — «Кандинавию». И это включает не только пять скандинавских стран: Данию (6 миллионов), Швецию (10 миллионов), Норвегию (5 миллионов), Финляндию (5 миллионов) и Исландию (1/3 миллиона), но и три страны Балтии: Литву. (3 миллиона), Латвия (2 миллиона) и Эстония (1 миллион). И потому, что это все еще меньше общего населения Канады: также Ирландия (5 миллионов).

В Страны Центральной Америки (без Гватемалы) равняется Румынии (20 миллионов), Молдове (4 миллиона) и Болгарии (7 миллионов). Гватемала , с 16 миллионами жителей, самая густонаселенная страна Центральной Америки, сама по себе охватывает почти пять стран на западных Балканах: Сербию (9 миллионов), Косово (2 миллиона), Черногорию (2/3 миллиона), Боснию (4 миллиона). и Албания (3 миллиона).

И Кубинцы, ямайцы и другие карибцы вывозятся с их тропических островов и отправляются в Украину (43 миллиона).

Миграция всей Европы в Северную Америку дает столь же ошеломляющие результаты.

Германия Сам по себе он заполняет 15 штатов, больше, чем любая другая европейская страна, и достаточно, чтобы занимать треугольник на западной территории, который простирается от Сан-Диего до Сиэтла и Дулута.

По площади, Польша достаточно мал, чтобы поместиться в Техасе. Но поляков достаточно, чтобы заполнить штат Одинокой звезды (28 миллионов), а также Нью-Мексико (2 миллиона), Оклахому (4 миллиона) и Канзас (3 миллиона).

Франция равняется восьми штатам на юге, Венгрия заполняет Арканзас (3 миллиона) и Миссури (6 миллионов), а Чехи , Словаки а также Бельгийцы занимают Иллинойс (13 миллионов), Индиану (7 миллионов) и Огайо (12 миллионов) соответственно.

Швейцария приобретает Вирджинию (8 миллионов), в то время как его европейский сосед на востоке становится его американским соседом на западе, поскольку Австрия проникает в Аппалачи, захватив Западную Вирджинию (2 миллиона) и Кентукки (4 миллиона).

В Нидерланды также поглощают два штата: Висконсин (6 миллионов) и Мичиган (10 миллионов). В Соединенное Королевство , соответственно, занимает шесть штатов Новой Англии (Мэн, Вермонт, Нью-Гэмпшир, Массачусетс, Род-Айленд, Коннектикут), а также Нью-Йорк, Пенсильвания, Нью-Джерси, Мэриленд и Делавэр.

Чтобы охватить население Канады, необходимо девять стран. Ирландия равно Британской Колумбии (5 миллионов), Исландия заменяет Ньюфаундленд и Лабрадор (полмиллиона), и Литва заполняет Новую Шотландию (1 миллион) и Нью-Брансуик (2/3 миллиона).

Квебек (8 миллионов) требует совокупного населения Финляндия , Эстония а также Латвия . Швеция а также Норвегия вместе заменяют Онтарио (13 миллионов) и Манитобу (1 миллион). А также Дания наконец, заполняются две оставшиеся провинции прерий, Саскачеван (1 миллион) и Альберта (4 миллиона), а также три территории к северу: Юкон, Северо-Запад и Нунавут (вместе чуть более 100 000).

К югу от границы дела идут немного беспорядочно. Испания , Италия а также Португалия составляют малонаселенный север и густонаселенный центр Мексики. В южную часть забиты Хорватия а также Словения (на полуострове Юкатан), Босния , Албания , Сербия а также Черногория .

Косово равняется Белизу (1/3 миллиона) и нескольким прилегающим частям Мексики, Румыния занимает Гватемала, Сальвадор (7 миллионов) и Никарагуа (также 7 миллионов). Болгария занимает Коста-Рика (5 миллионов) и Панама (4 миллиона). А также Украинцы загорают Куба (11 миллионов), Ямайка (3 миллиона), Гаити (11 миллионов), Доминиканская Республика (10 миллионов) и остальные страны Карибского бассейна.

Хотя не все сравнения населения подходят, некоторые из них открывают глаза. Для американцев тот факт, что штат Аляска и Великое Герцогство Люксембург имеют, например, схожую численность населения. А для европейцев тот факт, что Гватемала народная сверхдержава Центральной Америки, представляющая треть всего населения региона.

Но по большей части эти карты служат примерами комического трансвестизма, отбрасывания знакомых топонимов в странном окружении или наоборот. Если предыдущие записи в этом блоге могут проиллюстрировать эту точку зрения, стереотип трансвестизма довольно популярен. См., Например, № 18 и № 131 .

Карты найдены здесь а также здесь на Reddit с MapPorn штуковина.

Странные карты # 905

Есть странная карта? Дай мне знать на [email protected] .

(1) Северная Америка составляет около 9,5 миллионов квадратных миль (24,7 миллиона квадратных километров), или 16,5% общей площади суши Земли, по сравнению с 3,9 миллионами квадратных миль (10,2 миллиона квадратных километров) Европы — всего 6,8% от общей площади. площадь суши на планете. Площадь Соединенных Штатов составляет 3,8 миллиона квадратных миль (9,8 миллиона квадратных километров) против 1,7 миллиона квадратных миль (4,5 миллиона квадратных километров) Европейского Союза.

(2) Индекс Джини представляет собой шкалу, представляющую распределение доходов от 0 (полное равенство) до 100 (абсолютное неравенство). Страна с самым высоким коэффициентом — Лесото (63,2), а Финляндия — самый низкий (21,5).

(3) Германия, Франция, Великобритания, Испания и Италия. Они составляют 63% от общей численности населения ЕС и 71% от общего ВВП ЕС.

«Америка возвращается», но Европа переехала на

Президент Байден намеревался объявить о триумфальном возвращении США в трансатлантический альянс. «Америка вернулась», — сказал президент в своем выступлении на этой неделе на Мюнхенской конференции по безопасности. Лидеры Франции и Германии сразу дали понять, что четыре года президентства Трампа изменили отношения.

Президент Франции Эммануэль Макрон повторил свой призыв к Европе о «стратегической автономии», которая потребует от континента готовности к защите.Канцлер Германии Ангела Меркель прямо заявила, что интересы США и Европы не всегда будут совпадать, что большинство слушателей восприняли как ссылку на недавний торговый договор Европейского Союза с Китаем, а также на решимость Германии завершить строительство газопровода Северный поток — 2. трубопровод из России. США могут вернуться, но они не могут рассчитывать вернуть свое старое место во главе стола.

В основе сдержанной реакции на речь г-на Байдена лежит то, что Европейский совет по международным отношениям называет «массовым изменением» европейского общественного мнения в отношении США.С. Недавний опрос группы показал: «Большинство в ключевых государствах-членах теперь думают, что политическая система США сломана, что Китай станет более могущественным, чем США в течение десятилетия, и что европейцы не могут полагаться на США в их защите».

Эти убеждения приводят к фундаментальным изменениям в предпочтениях европейской политики. «Многие думают, что европейцы должны инвестировать в свою защиту, — показал опрос, — и смотрят на Берлин, а не на Вашингтон как на своего самого важного партнера. Они хотят быть жестче с США по экономическим вопросам.И вместо того, чтобы присоединиться к Вашингтону, они хотят, чтобы их страны оставались нейтральными в конфликте между США и Россией или Китаем »- позицию, поддерживаемую по крайней мере половиной электората в каждой из 11 опрошенных стран.

Во всех странах, кроме Польши и Венгрии, большинство согласились с заявлением о том, что после голосования за Дональда Трампа в 2016 году американскому народу больше нельзя доверять. В Германии это мнение поддержало большинство.

Как европейцы видят Америку Байдена — Европейский совет по международным отношениям

Сводка

  • Большинство европейцев радовались победе Джо Байдена на ноябрьских президентских выборах в США, но они не думают, что он может помочь Америке вернуться в качестве выдающегося мирового лидера.
  • Отношение
  • европейцев к Соединенным Штатам сильно изменилось. Большинство в ключевых государствах-членах теперь думают, что политическая система США сломана, и что Европа не может просто полагаться на США в ее защите.
  • Они оценивают системы ЕС и / или своих стран гораздо более позитивно, чем системы США, и смотрят на Берлин, а не на Вашингтон, как на самого важного партнера.
  • Слабость Америки имеет геополитические последствия. Большинство считает, что Китай станет более могущественным, чем США в течение десятилетия, и хотели бы, чтобы их страна оставалась нейтральной в конфликте между двумя сверхдержавами.Две трети респондентов считают, что ЕС должен развивать свой оборонный потенциал.
  • Есть большие шансы на возрождение атлантизма, но Вашингтон не может воспринимать настрой Европы против Китая как должное. Общественное мнение будет иметь большее влияние на отношения, чем когда-то, и его необходимо учитывать.
Слушайте «Мир за 30 минут», серия подкаста

Введение

У американцев новый президент, но не новая страна. Хотя большинство европейцев радовались победе Джо Байдена на ноябрьских президентских выборах в США, они не думают, что он может помочь Америке вернуться в качестве выдающегося мирового лидера.Это ключевой вывод общеевропейского опроса более 15 000 человек в 11 странах, проведенного по заказу Европейского совета по международным отношениям и проведенного в ноябре и декабре компаниями Datapraxis и YouGov.

Наш опрос показал, что отношение европейцев к Соединенным Штатам сильно изменилось. Большинство в ключевых государствах-членах теперь думают, что политическая система США сломана, что Китай станет более могущественным, чем США в течение десятилетия, и что европейцы не могут полагаться на США в их защите.Из этих уроков они извлекают радикальные последствия. Многие думают, что европейцы должны инвестировать в собственную оборону, и смотреть на Берлин, а не на Вашингтон, как на своего самого важного партнера. Они хотят быть жестче с США по экономическим вопросам. И вместо того, чтобы присоединиться к Вашингтону, они хотят, чтобы их страны оставались нейтральными в конфликте между США и Россией или Китаем.

В преддверии войны в Ираке в 2003 году европейские страны разделились во мнениях относительно того, соответствовать ли Америке Джорджа Буша по ценностям (в известной формулировке Роберта Кагана, американцы были с Марса, европейцы с Венеры), но мало кто сомневался в его способности формировать мир.С Байденом все наоборот. Многие европейцы верят в его обещание возобновить международное сотрудничество, но — после того, как они стали свидетелями реакции Америки на COVID-19 и внутреннюю поляризацию — большинство сомневаются в способности Вашингтона формировать мир.

Эти подразделения проходят через европейские страны, а не между ними. Вместо того, чтобы разделять Европу на «новую» и «старую» части, как в 2003 году, мы можем выделить четыре новых племени на основе их взглядов на власть в двадцать первом веке.

Во время «холодной войны» общественное мнение играло лишь второстепенную роль в трансатлантических отношениях, которые политические элиты считали смыслом существования.Но трансатлантические отношения в 2020-х годах считаются гораздо менее существенными как в Европе, так и в Америке — и по этой причине были политизированы. Достаточно взглянуть на потрясающие показатели американского фондового рынка в год, когда американская экономика находится в коме, чтобы сделать вывод, что во время чумы миром правят настроения. Мы видим, что общественные настроения имеют политические последствия.

Доволен Байденом, но не доверяет американским избирателям

Из 11 стран, охваченных опросом ECFR, 53 процента респондентов считают, что победа Байдена имеет положительное значение для их стран, а 57 процентов — что она выгодна для ЕС.Даже в Венгрии и Польше, население которых было одним из наиболее сторонников Трампа в Европе, больше людей говорят, что его поражение на выборах хорошо для их стран, чем наоборот.

Но, хотя большинство европейцев довольны избранием Байдена, многие не верят, что американский электорат не проголосует за другого Дональда Трампа через четыре года. Глядя на результаты по Европе в целом, 32 процента всех респондентов опроса ECFR согласны с тем, что после голосования за Трампа в 2016 году американцам нельзя доверять, и только 27 процентов не согласны с этим утверждением (остальные не имеют мнение по вопросу).Наиболее поразительно то, что 53 процента респондентов из Германии говорят, что после Трампа американцам больше нельзя доверять, что делает их явным исключением в этом отношении. Только в Венгрии и Польше значительно больше людей не согласны с этим утверждением, чем согласны с ним.

За пределами старой и новой Европы: новые политические племена Европы

В то время как европейские страны раньше делились по поводу США на старую и новую Европу, наш опрос показывает, что в общественном мнении наблюдается значительное совпадение мнений по ключевым вопросам.По-прежнему существуют различия в том, как европейцы видят США, но они больше связаны с восприятием их относительной силы, чем с озабоченностью по поводу ценностей. Хотя во время вторжения в Ирак большинство европейцев думали, что их континент слаб, а Америка сильна, правда в том, что европейцы теперь более позитивно относятся к себе и более скептически относятся к силе и политической системе Америки.

Начнем с того, как европейцы видят себя. Опрос ECFR показывает, что, вопреки ожиданиям, они стали немного более позитивными в отношении ЕС за последние два года, несмотря на неспособность старого континента справиться с кризисом covid-19.В Дании, Франции, Германии, Венгрии, Италии, Нидерландах, Польше, Испании и Швеции — странах, в которых ECFR провел опрос два года назад, — средняя доля людей, которые говорят, что политическая система ЕС работает очень хорошо или довольно хорошо. выросла с 46% до 48% с января 2019 года. Между тем, число тех, кто говорит, что система частично или полностью сломана, уменьшилось с 45% до 43% за этот период. Восприятие ЕС улучшилось повсюду, кроме Венгрии, Нидерландов и Испании.

Настроения регионов Европы сильно различаются. В южной Европе большинство говорят, что политическая система ЕС сломана. Напротив, большинство респондентов в Северной Европе (Дания, Швеция, Германия и Нидерланды) и в Центральной Европе (Польша и Венгрия) говорят, что система ЕС работает. Отношение людей к политической системе ЕС часто коррелирует с их взглядами на систему своей страны. В Северной Европе большинство людей убеждены в том, что их национальная политическая система работает, и, по мнению многих респондентов, это коррелирует с верой в успех ЕС.Напротив, большинство в Испании, Италии и Франции считают как свою политическую систему, так и политическую систему ЕС сломанной. Польша, Португалия и Венгрия — исключения из правил: большинство в этих странах думают, что их национальная политическая система сломана, но они, похоже, видят в Брюсселе свое спасение.

Но в то время как европейцы более позитивно относятся к ЕС, они очень пессимистичны в отношении США. Более шести из десяти респондентов из 11 опрошенных стран считают, что политическая система США полностью или частично сломана, и это также мнение большинства в каждой стране, за исключением Венгрии и Польши (где 56 процентов венгров и 58 процентов населения). Поляки считают, что политическая система США работает хорошо или, по крайней мере, отчасти хорошо).

Восприятие многими европейцами политической системы США как сломанной, кажется, заставляет их сомневаться в том, сможет ли Америка вернуться к глобальному лидерству так, как обещал Байден, когда сказал: «Америка вернулась». В 11 опрошенных странах 51 процент респондентов не согласны с мнением о том, что при Байдене США, вероятно, исправят свои внутренние разногласия и инвестируют в решение международных проблем, таких как изменение климата, мир на Ближнем Востоке, отношения с другими странами. Китай и европейская безопасность.

Из 11 опрошенных стран шесть из десяти респондентов считают, что Китай станет более могущественным, чем США в течение следующих десяти лет. Мнение о том, что Китай обгонит США, разделяют 79 процентов населения Испании и 72 процента населения Португалии и Италии. Граждане Венгрии и Дании с большим оптимизмом смотрят на будущее американской мощи, но даже в этих двух государствах 48 процентов респондентов убеждены, что Китай обгонит Америку в следующем десятилетии.

В то время как в начале века европейское общественное мнение о США было разделено по принципам «старой» и «новой» Европы Дональда Рамсфельда, текущий опрос показывает значительную конвергенцию. Многие различия между европейскими обществами сохраняются, но четкие разделительные линии стираются. Сегодняшняя Европа населена четырьмя новыми геополитическими племенами, которые совершенно по-разному относятся к функциональности своих национальных политических моделей, эффективности американской политической модели и совокупности политической, экономической и военной мощи в мире.У каждого племени есть представители во всех странах, охваченных исследованием ECFR.

«В Америке мы доверяем» — наименьшее племя, которое составляет 9 процентов всех респондентов. Его члены верят, что Америка сильна и работает, тогда как ЕС распался и приходит в упадок. Чаще всего можно встретить представителей этого племени в Италии, Польше и Франции, где этой точки зрения придерживаются соответственно 22%, 12% и 12% респондентов. Члены этого племени, вероятно, знают о проблемах, с которыми сталкивается Америка, но знают, что исторически США всегда приходили в норму после кризиса.Возможно, они приняли близко к сердцу замечание Отто фон Бисмарка о том, что «Бог имеет особое провидение для глупцов, пьяниц и Соединенных Штатов Америки»; в любом случае они считают, что Америка находится в лучшем положении, чем Европа, для сохранения своего влияния в мире. Члены этого племени склонны голосовать за правые популистские партии. В Италии они обычно голосуют за Лигу, Братьев Италии или Forza Italia; во Франции они, как правило, голосуют за Национальное собрание Марин Ле Пен или за другие правые партии и кандидатов.В Нидерландах большинство этого племени сформировано из тех, кто голосует за Партию свободы (PVV) Герта Вилдерса или популистский правый Форум за демократию. В Швеции большинство из них голосует за шведских демократов. В Дании они в основном выбирают «Новые правые» или Датскую народную партию.

Второе по величине племя — «На Западе, которому мы доверяем», оно составляет 20% респондентов. Это племя состоит из людей, которые говорят, что и США, и ЕС процветают. Скорее всего, они будут убеждены в превосходстве западной политической и экономической системы и несколько менее вероятно, чем другие племена, опасаться, что Китай окажется в геополитической ведущей позиции в будущем (хотя даже среди этой группы 53% думаю, что в ближайшие десять лет Китай превзойдет США).Если кто-то хочет встретиться с этими людьми, лучше всего отправиться в Центральную Европу: они составляют почти половину всех избирателей в Польше и Венгрии. Это племя, скорее всего, проголосует за La République En Marche! или Les Républicains во Франции; Христианско-демократический союз / Христианско-социальный союз (ХДС / ХСС) в Германии; Народная партия за свободу и демократию (VVD) или Христианско-демократический призыв (CDA) в Нидерландах; социал-демократы или консервативно-либеральный Венстре в Дании; Социалисты (PSOE), Vox или Народная партия Испании; Социал-демократическая партия, Партия центра или умеренные в Швеции; Фидес в Венгрии; Право и справедливость в Польше; и Социалистическая партия или Социал-демократическая партия Португалии.Эти верующие в нынешнюю власть Запада составляют самое молодое племя во всех исследуемых странах (58 процентов из них моложе 50 лет). Однако их распределение по возрастным группам варьируется от страны к стране. Например, в Венгрии вероятность найти представителей этого племени среди лиц в возрасте 70 лет и старше такая же, как и среди лиц в возрасте 18–29 лет.

Группа

«В упадке, которой мы доверяем» составляет 29% респондентов, что делает их второй по величине группой. Члены этого племени верят, что и Европа, и Америка сломлены и приходят в упадок.Скорее всего, они верят, что Китай обгонит Запад как фактор, определяющий международную политику (68 процентов полагают, что Китай, вероятно, станет более могущественным, чем США в течение десяти лет, и 32 процента говорят то же самое о России). Эти геополитические фаталисты составляют самое многочисленное племя в четырех странах: Франции (43 процента респондентов), Великобритании (42 процента), Испании (38 процентов) и Италии (36 процентов). Они, как правило, старше, 53 процента из них старше 50 лет. Члены этой группы довольно широко распространены в своем избирательном поведении, но с большей вероятностью поддержат Национальное ралли или La France Insoumise Жан-Люка Меланшона во Франции; Альтернатива для Германии или левых в Германии; Новые правые, Консервативная народная партия или социал-демократы в Дании; Фидес в Венгрии; PVV, VVD или Социалистическая партия в Нидерландах; и шведские демократы или умеренные в Швеции.Это племя также насчитывает среди своих членов гораздо больше не вовлеченных или разочарованных граждан, таких как те, кто не знает, за кого они будут голосовать (особенно во Франции, Италии и Португалии) или которые говорят, что они воздержатся от голосования (особенно в Испании и Португалии). Польша). Во всех странах, где проводился опрос, это племя составляет 36 процентов избирателей, которые не определились или планируют не голосовать на следующих выборах, и 36 процентов тех, кто намеревается голосовать за популистскую партию — больше, чем у любой другой партии. другое племя в обоих случаях.

Самым большим племенем является «В Европе мы доверяем», которое составляет 35% всех респондентов. Он состоит из людей, которые думают, что с политической точки зрения Европа здорова, а США разбиты. Его члены в основном выходцы из более благополучных стран, и это крупнейшее племя в Дании (где оно составляет 60 процентов респондентов), Германии (53 процента), Швеции (51 процент), Нидерландах (50 процентов). и Португалия (37 процентов). Это племя, как правило, образованнее среднего, и его члены, скорее всего, будут голосовать за ХДС / ХСС, зеленых или социал-демократов в Германии; La République En Marche !, Les Républicains, или Зеленые во Франции; Демократическая партия, Движение пяти звезд или один из небольших проевропейских центристских списков в Италии; оппозиционные партии, такие как Гражданская коалиция, Польша 2050 и Левые в Польше; социал-демократы или Венстре в Дании; и правящие партии коалиции, такие как VVD, CDA и D66, или левоцентристские партии Лейбористской партии и Зеленые левые партии в Нидерландах.Во всех опрошенных странах 47 процентов респондентов, которые намерены голосовать за непопулистские партии, входят в группу «В Европе мы доверяем».

Политические последствия американской слабости

Представление большинства европейцев об Америке как о политически сломленной стране, которая, вероятно, скоро будет вытеснена Китаем как мировой державой, по-видимому, влияет на общественное восприятие ценности трансатлантического альянса таким образом, что может оказать существенное влияние на команду Байдена. Мы заметили четыре глубоких изменения.

Во-первых, движение к большей самостоятельности. Один из самых поразительных результатов опроса ECFR заключается в том, что по крайней мере 60 процентов респондентов в каждой исследуемой стране — и в среднем 67 процентов во всех этих странах — считают, что они не всегда могут полагаться на США в их защите и, следовательно, нужно вкладывать средства в европейскую оборону. Интересно, что 74% британских респондентов придерживаются этой точки зрения — это больше, чем в любой другой национальной группе.

Опрос общественного мнения, проведенный

ECFR, также показывает изменение восприятия угроз в Европе, особенно резко в Германии.Во время «холодной войны» Германия чувствовала угрозу вторжения и поэтому была привязана к Атлантическому альянсу. Но в настоящее время немцы, кажется, догнали французов (чья страна имеет самые сильные вооруженные силы в ЕС и является давним сторонником европейской оборонной интеграции) в том, что они меньше, чем другие европейцы, нуждаются в гарантиях безопасности США. В настоящее время только 10 процентов респондентов во Франции и Германии говорят, что их страна нуждается в американской гарантии безопасности «в очень большой степени», чтобы обезопасить себя от военного вторжения.Только в Польше значительное число респондентов (44 процента) считают, что им эта гарантия «очень нужна». Таким образом, похоже, что на трансатлантическую политику Германии и Европы в предстоящие годы может повлиять не только растущие экономические связи страны с Китаем, но и тот факт, что более половины немецкого общества теперь не рассматривают военную мощь США как экзистенциальная гарантия его безопасности.

Второй большой сюрприз связан с вопросом геополитического выравнивания.Байден призвал США и Европу сформировать единый фронт против Китая и тем самым сформировать его подъем. Но опрос ECFR показывает, что в сегодняшней Европе нет мечты о возвращении к биполярному миру, в котором Запад будет противостоять Китаю и его союзникам, как когда-то это было против Советского Союза.

Обеспокоенные сомнениями в отношении Америки и под влиянием сосредоточенности Трампа на узко определенных национальных интересах, европейские избиратели начали по-другому думать о природе трансатлантического альянса.В 2019 году ECFR провела общеевропейский опрос, который показал, что подавляющее большинство респондентов во всех опрошенных странах хотят оставаться нейтральными (а не с Вашингтоном) в конфликте между США и Китаем или Россией. Многие люди в окружении Байдена могли надеяться, что его победа на ноябрьских выборах изменила бы эту динамику. Они могли предположить, что переход европейцев к нейтралитету можно объяснить их недоверием и отвращением к Трампу.

Тем не менее, последний опрос ECFR показывает, что политические изменения в Вашингтоне, похоже, не изменили фундаментально мнение респондентов о геополитическом выравнивании.По крайней мере, половина электората в каждой исследуемой стране хотела бы, чтобы их правительство оставалось нейтральным в конфликте между США и Китаем. Это касается даже Дании и Польши, двух стран с наибольшей долей людей, которые хотели бы встать на сторону Соединенных Штатов — 35% и 30% соответственно. Это может отражать тот факт, что, хотя и европейцы, и американцы ужесточают свои подходы к Китаю, их долгосрочные цели несколько различаются. В то время как американцы хотят сделать это, чтобы отделиться от Китая и сдержать его, европейцы (прежде всего немцы) все еще надеются вернуть Китай в систему, основанную на правилах.

Нежелание Европы встать на сторону США также проявляется во взглядах респондентов на конфликт между США и Россией: ни в одной из опрошенных стран большинство не захотело бы встать на сторону Вашингтона. Поразительно, но только 36 процентов респондентов в Польше и 40 процентов в Дании говорят, что их страна должна встать на сторону США в таком сценарии. Из 11 опрошенных стран только 23 процента респондентов придерживаются этой точки зрения, а 59 процентов хотят, чтобы их страна оставалась нейтральной. В Дании и Польше нейтралитет предпочитают соответственно 47% и 45% избирателей.

Этот сдвиг в восприятии может иметь отношение как к власти, так и к чему-либо еще. Что европейцы любят в воспоминаниях о холодной войне 1.0, так это то, что они были на стороне победителя; Многие европейские страны опасаются, что «холодная война 2.0» может иметь другой исход. Растущее недоверие к надежности и силе Вашингтона меняет характер трансатлантического альянса. Американские коалиции времен холодной войны приняли форму католического брака. Они должны были быть моногамными, без возможности развода.После четырех лет правления Трампа альянс выглядит как более случайная договоренность — открытый брак, в котором привлечение других игроков является ключом к тому, чтобы их не эксплуатировали. Европейцы больше не верят, что Америка защищает Европу, и вряд ли будут выражать солидарность с США, если они окажутся вовлеченными в конфликт с другими великими державами. Читая обзор ECFR, у Вашингтона также не будет причин доверять готовности европейского общества проводить совместную трансатлантическую внешнюю политику.

Третье последствие изменения восприятия власти — это желание быть менее сентиментальным в отношениях с США.Извращенный эффект пребывания Трампа у власти состоит в том, что, безжалостно сосредотачиваясь на национальных интересах, он побуждает других игроков, в том числе европейцев, больше концентрироваться на защите собственных интересов за счет сосредоточения на более широких общих интересах демократического Запада . Это отражено в желании многих европейцев вкладывать средства в свою защиту. Также произошли заметные изменения в том, как люди относятся к трансатлантическим экономическим отношениям. Среди восьми стран, в которых ECFR спрашивал избирателей об этом вопросе, большинство в Германии (37 процентов), Франции (48 процентов), Великобритании (37 процентов) и Италии (42 процента) считают, что их страна должна быть жестче с США по экономическим вопросам, таким как международная торговля, налогообложение транснациональных компаний и регулирование цифровых платформ.Польша является предсказуемым исключением в этом отношении: только каждый десятый избиратель сказал, что их стране следует стать жестче с США по экономическим вопросам.

Это преобладающее недоверие также меняет отношения европейцев друг к другу — четвертое важное политическое последствие, которое следует из нашего опроса. Поскольку они больше не видят в Вашингтоне надежного партнера, европейцы смотрят друг на друга больше, чем когда-то. Это поднимает вопрос о том, заменит ли Берлин Вашингтон в качестве «основной» столицы.Учитывая размер и важность группы «В Европе, которой мы доверяем», неудивительно, что респонденты из Франции, Испании, Дании, Нидерландов, Португалии и Венгрии, скорее всего, выбрали Германию как наиболее важную страну для создания хорошего отношения с США, а не с США (в то время как, со своей стороны, 38 процентов немцев выбрали Францию ​​в качестве своего наиболее важного союзника, и только 35 процентов предпочли США). Только респонденты из Великобритании (55 процентов), Польши (45 процентов), Италии (36 процентов) и Швеции (36 процентов) с большей вероятностью поставят США на первое место по этому показателю, чем Германия; но в Швеции почти равная доля (35%) ставит Германию выше США.

Заключение: к новому атлантизму

Покидая свой пост в начале двадцать первого века, Билл Клинтон заявил, что ключевой задачей американцев будет «создать мир, в котором мы хотели бы жить, когда мы перестанем быть единственной мировой сверхдержавой». Справедливо сказать, что США и Европа этого не сделали. Когда Байден входит в Белый дом, США перестают быть единственной сверхдержавой. И мир, в котором он правит, отмеченный подъемом авторитарных сил и распространением национализма и неравенства, не тот, в котором американцы или европейцы предпочли бы жить.

После катастрофической войны 2003 года в Ираке и глобального финансового кризиса 2008 года Вашингтон стоял перед концом однополярного момента. Трамп и его предшественник Барак Обама, вероятно, самые разные американские президенты, которых только можно себе представить. Но их анализ положения Америки в мире имел гораздо больше общего, чем думает большинство людей. Оба они понимали, что амбиции Америки оставаться единственной сверхдержавой в мире неустойчивы. Оба признали центральную роль геоэкономики в двадцать первом веке.И оба признали, что им нужно будет работать с политическими режимами, которые не разделяют американских ценностей и норм.

Но их реакция на эту ситуацию была совершенно иной. Обама был убежден, что лучший способ сохранить лидерство Америки — это включить Вашингтон в разнообразную и хорошо развитую сеть военных и торговых союзов. Вот почему переговоры администрации Обамы по Трансатлантическому торговому и инвестиционному партнерству шли рука об руку с ее стремлением заключить Транстихоокеанское партнерство.Обама надеялся, что, используя эти инструменты, Америка одержит верх над Китаем и изменит свою роль в будущем.

Трамп сделал ставку на то, что, если международный порядок перестанет работать для Америки, в интересах Вашингтона выступить в качестве главного разрушителя и организовать мир вокруг асимметричных двусторонних отношений с другими державами. Хотя США остаются самой могущественной страной в мире, они по-прежнему могут диктовать условия любому другому игроку, предлагая им сделки по одной за раз.В то время как Обама считал, что сила Америки заключается в ее сетевых альянсах, Трамп считал, что они были цепями, сдерживающими Америку.

Администрация Байдена приходит к власти в тот момент, когда политика Трампа «Америка прежде всего» не смогла обеспечить Вашингтону большее глобальное влияние, а возврат к стратегии Обамы не рассматривается как реалистичный из-за ненадежности и ослабления власти Америки. Большинство европейцев сомневаются, что Байден сможет снова собрать Шалтая-Болтая.

Союзы порождаются интересами и ценностями, но, как и любые другие человеческие отношения, они поддерживаются или разрушаются преобладающими настроениями партнеров. Итак, что новый опрос общественного мнения ECFR показывает будущее трансатлантических отношений в мире после Трампа?

Хорошая новость заключается в том, что после выборов в США в 2020 году среди европейцев широко распространен оптимизм в отношении будущего у трансатлантического партнерства. Плохая новость заключается в том, что европейцы скептически относятся к усилиям Америки по восстановлению своего влияния и сдерживанию подъема Китая.«Без холодной войны, какой смысл быть американцем?» — спросил Гарри «Кролик» Ангстрем, обыватель романиста Джона Апдайка конца двадцатого века, когда «долгая сумеречная борьба» подходила к концу. Многие люди в Америке теперь видят перспективу новой холодной войны как новое направление своей внешней политики. Но европейцы задают себе прямо противоположный вопрос: «какой смысл быть европейцем, если холодная война вернулась?». Перспектива новой холодной войны с Китаем глубоко непривлекательна для опрошенных нами европейцев.Дело не в том, что европейцы настроены прокитайски. Предыдущий опрос ECFR показал, что европейцев не привлекает китайская модель, а пандемия ясно продемонстрировала гегемонистские амбиции Китая.

Но европейцы, похоже, стремятся прокладывать свой собственный путь, а не присоединяться к политике Америки в отношении Китая. Большинство опрошенных в этом и предыдущих опросах, похоже, поддерживают идею более суверенной и автономной Европы. Однако, хотя европейские лидеры склонны рассматривать европейский суверенитет как отражение желания играть более важную роль в глобальной политике — независимо от того, поддерживают ли они эту идею, — это не относится к большому числу европейских граждан.Есть значительная группа, для которой «европейский суверенитет» является кодом стремления к нейтралитету в растущей конкуренции между США и Китаем. Для этих граждан европейский суверенитет — это не выход в международную политику, а запасной выход из биполярного мира завтрашнего дня. Это заявление о досрочном выходе на пенсию из соревнований великих держав.

Здесь общественное мнение будет влиять на политику элиты. Во время «холодной войны» европейские правительства были готовы противостоять общественному сопротивлению, чтобы присоединиться к США, защищавшим их от Советского Союза.Но каждому президенту после окончания «холодной войны» стало труднее убедить европейских лидеров потратить политический капитал на свой союз с Вашингтоном. Европейцы, безусловно, были более склонны уладить свои разногласия с Обамой, чем с Джорджем Бушем, но это не распространялось на реальные уступки в управлении финансовым кризисом 2008 года или увеличение расходов на оборону. Хотя все европейские правительства будут пытаться наладить тесные отношения с администрацией Байдена, они не почувствуют, что у них есть общественная поддержка, чтобы пойти на серьезные уступки по громким вопросам государственной важности.

Главный урок опроса ECFR — для команды Байдена. Новая американская администрация имеет четкое представление о том, как четыре года жизни Трампа изменили Америку, но они должны осознавать влияние Трампа на геополитику эмоций Европы. Хотя европейцы не будут оплакивать поражение Трампа на выборах, его наследие сохранится еще долго после того, как он покинул Белый дом. Даже когда Байден стремится опровергнуть изоляционизм и непредсказуемость администрации Трампа, ему будет мешать политика, из-за которой Америка казалась непостоянной, эгоистичной и слабой.Сейчас есть уникальная возможность возродить и трансформировать трансатлантический альянс, но нельзя воспользоваться неубедительными обещаниями восстановления и биполярности. Необходим новый трансатлантизм, основанный на общем понимании того, что альянса США и Европы недостаточно, чтобы изменить мир. Леонард Коэн однажды спел «Туман не оставляет шрамов / На темно-зеленом холме». Но наш опрос показывает, что Трамп не был туманом; он оставил шрамы. И президентство Байдена будет отмечено ими.

Методология

Этот документ основан на опросе общественного мнения в одиннадцати странах ЕС, проведенном для ECFR компаниями Datapraxis и YouGov в конце ноября и начале декабря 2020 года.

Это был онлайн-опрос, проведенный в Дании (n = 1037), Франции (n = 2013), Германии (n = 2060), Венгрии (n = 1001), Италии (n = 2017), Нидерландах (n = 1005), Польша (n = 1002), Португалия (n = 1004), Испания (n = 1017), Швеция (n = 1010) и Великобритания (n = 2031). Результаты представляют собой политически и национально репрезентативные выборки.

Общая погрешность составляет ± 3% для 1000 образцов и ± 2% для 2000. YouGov использовал для этого опроса целенаправленную активную выборку.

Точные даты голосования: Дания (20-25 ноября), Франция (25-26 ноября), Германия (25-27 ноября), Венгрия (24 ноября — 2 декабря), Италия (24 ноября — 3 декабря), Нидерланды (24 ноября — 2 декабря), Польша (24 ноября — 7 декабря), Португалия (24 ноября — 7 декабря), Испания (20-25 ноября), Швеция (24-27 ноября) и Великобритания (24-25 ноября). Ноябрь).

Сегментация, представленная в этом документе, основана на мнениях респондентов о том, является ли политическая система Соединенных Штатов и ЕС сломанной или хорошо работающей. В таблице ниже представлена ​​сетка сегментации.

США работают США сломаны
ЕС работают На Западе мы доверяем В Европе мы доверяем
ЕС сломаны 9014 В упадке, которому мы доверяем

Для тех, кто ответил «не знаю» на вопрос о политической системе США, ответы на два других вопроса (о способности США исправить свои внутренние проблемы и разногласия; и о том, могут ли США решить свои внутренние проблемы и разногласия; Китай, Россия или ЕС способны преодолеть мощь США в следующем десятилетии) были использованы для отнесения некоторых из этих респондентов к группе «США сломлены» или «рабочей группе США».Для тех, кто ответил «не знаю» на вопрос о политической системе ЕС — или кто считал политическую систему ЕС лишь «несколько» сломанной — ответы на еще один вопрос (о том, работает ли политическая система их собственной страны). хорошо или сломано) были использованы для отнесения некоторых из них к группе «ЕС разорвано» или «рабочей группе ЕС».

Благодарности

Авторы этого отчета очень благодарны коллегам из сети ECFR за их вклад в исследование и подготовку этого отчета.В частности, мы хотели бы поблагодарить Susanne Baumann и Susi Dennison за блестящее руководство проектом Unlock. Весела Чернева и Джереми Шапиро со своим обычным блеском наблюдали за всей программой и управлением исследованиями, в то время как Петр Бурас, Яна Пульерин, Хосе Игнасио Торребланка, Тара Варма и Артуро Варвелли давали нам жизненно важные советы и идеи из своих национальных столиц. Павел Зерка и Филипп Драйер отвечали за анализ данных и позволили нам многому научиться на его основе.Люси Хаупенталь была идеальным партнером на протяжении всего процесса написания, помогала направлять наш прогресс, пыталась закрепить наши новые идеи в последовательных черновиках, а также была замечательным научным сотрудником и интеллектуальным партнером по спаррингу. Свантье Грин и Андреас Бок обеспечили вдохновляющую и неустанную работу над Unlock, которая помогла этому проекту оказать влияние на мир. Крис Рэггетт был образцовым редактором. Мы также хотели бы поблагодарить Пола Хильдера и его команду в Datapraxis за их терпеливое сотрудничество с нами при разработке и анализе набора данных, а также YouGov за проведение полевых исследований.Мы благодарны Think Tank Europa и особенно Катарине Соренсен за их сотрудничество и поддержку в исследованиях для этого отчета, а также Фонду Галуста Гюльбенкяна за их щедрое финансирование. Несмотря на все эти многочисленные и разнообразные материалы, все ошибки в отчете остаются за авторами.

Об авторах

Иван Крастев — председатель Центра либеральных стратегий в Софии и постоянный научный сотрудник Института гуманитарных наук в Вене.Он является соавтором книги The Light That Failed: A Reckoning и многих других публикаций.

Марк Леонард — соучредитель и директор Европейского совета по международным отношениям. Он является автором книг Почему Европа будет управлять 21 веком? и Что думает Китай? и редактор Connectivity Wars . Он представляет еженедельный подкаст ECFR «Мир за 30 минут».

Европейский совет по международным отношениям не занимает коллективных позиций.Публикации ECFR отражают только взгляды отдельных авторов.

Почему ЕС все еще настороженно относится к Америке

R ОМАНТИЧЕСКИЕ ЖЕСТЫ трудны во время пандемии. Но Америка и Европейский Союз пытаются возродить свою старую страсть. Как и многие люди, пытающиеся поддерживать отношения на расстоянии в условиях изоляции, Джо Байден планировал устроить видеозвонок с лидерами ЕС 25 марта, чтобы изложить свое видение их совместной жизни.Это было задумано как сеанс макияжа после того, что было хитрым патчем. Лагерь Байдена наивно полагал, что отсутствие Дональда Трампа заставит европейских лидеров упасть в обморок. Вместо этого за избранием Байдена в ноябре быстро последовало подписание ЕС инвестиционного соглашения с Китаем, шаг, который Америка не сочла ни дружественным, ни полезным. Ситуация начала улучшаться всего несколько дней назад, после того, как ЕС объединили свои силы с Америкой, чтобы ввести санкции против китайских деятелей, участвующих в преследовании уйгуров.

Послушайте эту историю

Ваш браузер не поддерживает элемент

Больше аудио и подкастов на iOS или Android.

Объединение для противостояния Китаю, вероятно, будет более эффективным, чем действовать по отдельности. Также может быть безопаснее, если ответные меры Китая будут ослаблены. Действительно, этот эпизод напомнил Америке и EU , почему они вообще работают вместе. Краткий исторический период, когда Америка была непоколебимой, закончился. Байден ищет союзников, потому что они ему нужны.Со своей стороны, геополитическая мощь EU зависит от ее экономического размера. Рынок с населением 450 миллионов человек достаточен, чтобы диктовать стандарты для таких вещей, как автомобили и телефоны; компании иногда производят всю свою продукцию в соответствии с высокими стандартами Европы, чтобы избежать затрат на создание разных версий для разных регионов. Но этот так называемый «эффект Брюсселя» исчезнет, ​​когда доля EU в мировой экономике уменьшится. Сильная связь между Америкой и ЕС поможет обоим.

Тем не менее, те же проблемы, которые обостряли трансатлантические отношения при Трампе, остаются при Байдене. Гнев Трампа о том, что Европа должна потратить 2% от ВВП на оборону, было не личной прихотью, а давним американским требованием, чтобы ее союзники выполняли свои обещания. Риторика «Америка прежде всего», возможно, и исчезла, но многие из ее принципов все еще существуют, о чем свидетельствует ворчание европейцев по поводу неспособности страны экспортировать вакцины. Любой, кто в наши дни предлагает возобновить всеобъемлющее соглашение о свободной торговле между Америкой и ЕС , высмеивается из зала, поскольку лидеры ЕС теперь сосредоточены на защите рынка блока, а не на его открытии.

Кроме того, EU трудно иметь общий фронт с Америкой в ​​отношении России, когда блок не может проводить общую политику по этой теме сам с собой. Немецкий бизнес будет развивать «Северный поток-2», трубопровод через Балтийское море из России в Германию, игнорируя причитания своих соседей и санкции со стороны Америки. Небольшие различия все же могут обострить отношения. Хотя они разделяют приверженность либеральному капитализму, обе стороны все же находят время для споров обо всем, от субсидий до самолетов и технического регулирования.Америка и ЕС теперь могут иметь одинаковые цели, скажем, в отношении изменения климата. Но разные способы их достижения в конечном итоге вызовут трение. Для ЕС пограничный налог на выбросы углерода, который приведет к увеличению налогов на импорт из стран-загрязнителей, является ключевой частью его планов; для Джона Керри, посла США по вопросам климата, эта политика — «последнее средство».

Европейские политики по-прежнему с подозрением относятся к Америке, несмотря на попытки Белого дома Байдена. Столкновение с Трампом привело к тому, что некоторые лидеры стали утверждать, что EU должен сохранять геополитический эквивалент упакованного мешка, готового к бегству, как супруга в несчастливом браке.Ненадежная Америка вызвала пристальный взгляд на возможности EU и поиск «стратегической автономии», возглавляемый президентом Франции Эммануэлем Макроном. С этой точки зрения европейские страны с опозданием осознали, что они передали экзистенциальные вопросы более крупному партнеру, на которого нельзя положиться. Для некоторых в Европе Америка — вопрос. Однако для других это все еще ответ. Французские идеи европейской автономии вызывают крики в Польше и ее балтийских соседях, для которых Америка является единственным надежным оплотом против России.Но в областях, выходящих за рамки традиционной политики безопасности, поиск автономии по-прежнему популярен. Официальные лица ЕС вслух задаются вопросом, станет ли евро надлежащей резервной валютой, если не заменой доллара, то, по крайней мере, ослаблением способности Америки использовать свою валюту для запугивания европейского бизнеса.

Это не ЕС, а США.

Тесные связи с Америкой было легче оправдать во время холодной войны, когда Советский Союз пугал почти всех. Теперь избиратели считают эти отношения необязательными, утверждает болгарский писатель Иван Крастев в документе для Европейского совета по международным отношениям ( ECFR ).Хотя часть европейских избирателей всегда недовольна американским влиянием на континенте, в конечном итоге европейцы знали, что другого выхода нет. Сегодня возник трансатлантический разрыв. Для Америки Китай занимает первое место в списке проблем безопасности, тогда как для ЕС — лишь одна из многих. В опросе 11 европейских стран ECFR большинство избирателей предпочли бы оставаться нейтральными в любом конфликте между Америкой и Китаем или Россией. Таким образом, по мнению г-на Крастева, Европа взяла на себя роль, которой когда-то играла Япония во время холодной войны: союзник, но в конечном итоге далеко от основного театра действий.С этой точки зрения, стремление EU к большему геополитическому влиянию — это не вступление EU в политику великих держав, а бегство от нее.

Более счастливые отношения, чем при Трампе, почти неизбежны. Но с Байденом все равно будет неровно, как иногда было при его предшественниках, даже до Трампа. Что изменилось, так это то, что EU хочет иметь возможность принимать собственные решения по фундаментальным вопросам, и эта способность становится особенно важной сейчас. Руководители EU знают, что кто-то вроде Трампа может оказаться в Белом доме.Часто независимые цели EU будут совместимы с американскими. Их истории глубоко переплетены, и у них принципиально схожее мировоззрение. Но они не будут идентичными, и они будут все больше расходиться, будь то по малым или большим вопросам. И если двое влюбленных хотят разного, они часто расходятся. ■

См. Также: Мы отслеживаем успехи администрации Байдена за первые 100 дней

Эта статья появилась в европейском разделе печатного издания под заголовком «Странная пара»

«Америка — это назад »: Брюссель оптимистичен накануне поездки Байдена по Европе

U.Президент Джо Байден выступил с замечаниями по майскому отчету о занятости после того, как работодатели США увеличили прием на работу на фоне пандемии ослабления коронавируса (COVID-19), в конференц-центре Рехобот-Бич в Рехобот-Бич, штат Делавэр, США, 4 июня 2021 г. REUTERS / Кевин Ламарк

Поездка президента США Джо Байдена в Европу на этой неделе станет сигналом о том, что многосторонность пережила годы правления Трампа, и заложит основу для трансатлантического сотрудничества по проблемам изменения климата со стороны Китая и России, заявил председатель саммитов ЕС.

«Америка вернулась», — сказал президент Европейского совета Шарль Мишель, используя девиз, принятый Байденом после того, как бывший президент Дональд Трамп вывел Вашингтон из нескольких многосторонних институтов и в какой-то момент пригрозил выйти из НАТО.

«Это означает, что у нас снова есть очень сильный партнер для продвижения многостороннего подхода … большая разница с администрацией Трампа», — сказал Мишель группе репортеров в Брюсселе поздно вечером в понедельник.

Мишель и глава исполнительной власти Европейского союза Урсула фон дер Ляйен встретятся с Байденом 15 июня.Это произойдет после саммита богатых демократий G7 в Великобритании и встречи лидеров стран НАТО в Брюсселе 14 июня.

Мишель сказал, что идея о том, что «многосторонность возвращается», была больше, чем лозунгом, это было признанием того, что глобальный подход необходимо для решения проблем, будь то цепочки поставок вакцин против COVID-19 или более справедливые корпоративные налоги в цифровую эпоху.

Он сказал, что трехдневная встреча G7 в Корнуолле, Англия, может стать «важным поворотным моментом», который продемонстрирует серьезную политическую приверженность обещаниям правительств «отстроиться лучше» после экономического разрушения, вызванного пандемией коронавируса.

Это также станет возможностью ослабить давление, которое испытывают либеральные демократии, сказал Мишель, который ожидает обсуждения в G7 необходимости более активного подхода Запада к защите своих ценностей перед лицом подъема Китая и России. напористость.

Мишель сказал, что в понедельник он говорил в течение 90 минут с президентом России Владимиром Путиным, сказав ему, что Москва должна изменить свое поведение, если она хочет улучшения отношений с 27 странами ЕС.

ЕС и Россия расходятся во мнениях по широкому кругу вопросов, включая права человека, вмешательство России в Украину и обращение Москвы с заключенным в тюрьму критиком Кремля Алексеем Навальным, и Мишель сказал, что отношения между ними достигли низшей точки.

Наши стандарты: принципы доверия Thomson Reuters.

Европа заявляет об Америке: присоединение Атлантики — 1492 год: продолжающееся путешествие | Выставки

Драматические встречи европейских и американских народов с 1492 по 1600 год значительно варьировались от места к месту и с течением времени. В этом разделе выставки исследуются непосредственные последствия контактов в пяти географических областях Америки, рассмотренных ранее.

Индийцы иногда тепло встречали европейцев, кормили их и обучали новым важным навыкам выживания. В некоторых случаях они воспринимали их как божественных или, по крайней мере, духовно могущественных. Некоторые использовали новичков как союзников против старых врагов. Другие видели в них новых врагов, которых нужно терпеть или сопротивляться. Однако коренные народы быстро разочаровались в предательстве или жестоком обращении со стороны европейцев.

Европейцы принесли новые для Америки технологии, идеи, растения и животных, которые изменили жизнь людей: ружья, железные инструменты и оружие; Христианство и римское право; сахарный тростник и пшеница; лошади и крупный рогатый скот. Они также переносили болезни, от которых у индейцев не было защиты.

Взаимодействие между группами породило сложную мозаику отношений. Различные формы сопротивления и адаптации среди индийских, африканских и европейских народов имели место по всему региону.

Карибский бассейн — Лас-Индиас

Прибытие европейцев обернулось катастрофой для жителей Карибского бассейна. По оценкам, в течение 20 лет коренное население Эспаньолы сократилось с одного миллиона до 30 000 человек.

Испанцы сначала поселились на острове Эспаньола, а затем перебрались на Кубу, Пуэрто-Рико и Ямайку, заставляя тайно добывать золото.Местное население быстро сократилось в результате плохого обращения, бегства, разрушения сельского хозяйства и болезней. Африканских рабов импортировали еще в 1502 году, чтобы заменить сокращающееся предложение рабочей силы.

По мере того, как добыча полезных ископаемых сократилась, испанцы завели домашний скот, урожай и фруктовые деревья. Разведение крупного рогатого скота и сахарный тростник стали важными, поскольку стабильное испанское общество утвердилось на больших островах. Карибский бассейн играл решающую роль в качестве плацдарма для дальнейших исследований и завоеваний, а также в качестве стратегической оборонительной точки Испанской империи.

Средняя Америка — создание Новой Испании

После организации экспедиции на Кубу Эрнандо Кортес возглавил завоевание империи Мексика (ацтеков) с 1519 по 1521 год. Теночтитлан, столица, был разрушен и перестроен в Мексику, столицу наместничества Новой Испании.

За тридцать лет у него появился первый в Америке печатный станок, собор и университет.Численность индийских жителей намного превосходила 8000 или около того испанцев и, возможно, 5000 африканцев различного происхождения, живших там к 1550 году. Из столицы испанцы распространились на прилегающие районы и, в конечном итоге, на сегодняшние Нью-Мексико и Гватемалу.

Добыча серебра гарантировала процветание экономики. Испанцы использовали индийских рабочих для создания своих ферм, ранчо и городов, а религиозные ордена проводили интенсивные миссионерские кампании.Несмотря на значительное сокращение населения, коренные культуры и общины, тем не менее, выжили, приспособившись к новым обстоятельствам испанского правления.

Свидетельские показания из Уехотзинго

Раскрашенный вручную документ, представленный в качестве свидетельских показаний в судебном деле против испанской короны, представляет собой запись о людях, чья яркая культура начинала отражать влияние новой политической и религиозной системы.Спустя десять лет после того, как объединились с Кортесом при осаде Теночтитлана, жители Уэйоцинго обратились к нему за помощью в судебной тяжбе — на этот раз против чрезвычайно обременительной дани, которую взимали испанские администраторы, посланные для управления Новой Испанией.

Картины выполнены на оригинальной бумаге amatl , доевропейской бумаге из коры фигового дерева или магуи. Они описывают уплаченные дани, в том числе множество камней, кирпичей, продуктов питания и тканых рулонов.На одном листе изображено знамя из золота и перьев с изображением Мадонны с младенцем. Согласно картине, восемь рабов-мужчин и двенадцать рабынь были проданы, чтобы заплатить за золото.

К 1531 году завоеватель Эрнандо Кортес приобрел власть над обширными владениями в Мексике и получил титул губернатора Новой Испании.После длительного отсутствия в регионе жители города Уэхотзинго (расположенного в нынешнем штате Пуэбла) попросили его возбудить иск против некоторых членов высшего суда Новой Испании по поводу их обременительного использования людей. и несправедливое использование доходов и прибылей, полученных от города во время его отсутствия. Письменный юридический документ, который последовал за этим, и сопровождающие его свидетельства — восемь листов красивых местных рисунков на местной бумаге магуэй и аматль — известны сегодня как Кодекс Хуэйотзинго 1531 .

Этот пронзительный и визуально стимулирующий документ раскрывает сильно стратифицированную социальную структуру индейцев науатль со сложной и точной системой учета и впечатляющим разнообразием культур, продуктов и профессий. Он содержит одно из самых ранних известных изображений Мадонны с младенцем в этих типах документов — изображение дорогого знамени, сделанного из драгоценных перьев и золота. Использование этой очень почитаемой формы местных произведений искусства для демонстрации христианского символа, представленного иберийскими религиозными миссионерами, является ярким свидетельством слияния испанской и индийской культур и систем верований, которое позднее должно было произойти по всей Америке.

Изображение национального символа Мексики (орла, змеи и кактуса).

Национальный символ Мексики. De como el Rey de Tezcuco aviso a Montezumo de como se acercaba los Espanoles. Фоторепродукция из Фрая Диего Дурна, La Historia Antigua de la Nueva España [факсимиле рукописи XIX века оригинала 1585 года]. Коллекция Питера Форса, Отдел рукописей, Библиотека Конгресса

Завоевание в Андах

Завоевание Перу во многом было похоже на завоевание Мексики.Вдохновленный слухами о богатой империи, Франсиско Писарро и другие испанцы в 1520-х годах исследовали западное побережье Южной Америки. В 1532 году в разгар гражданской войны испанцы захватили императора инков Атахаульпу. Взыскав огромный выкуп золотом и серебром, они казнили его, но прошло некоторое время, прежде чем они закрепили свое завоевание.

Испанцы захватили столицу инков Куско, но сочли имперский город слишком высоким и удаленным.Вместо этого они основали новую столицу, Лиму, недалеко от побережья. Поэтому общины горных районов меньше соприкасались с испанской культурой, чем общины низин. Однако все индийские общины подлежали испанской дани и трудовым требованиям, адаптированным из системы инков mita . Эти зачастую обременительные обязательства приносили сбои, перемены и трудности.

Согласно легенде, Сантьяго (Св.Джеймс) обратил Испанию в христианство, и после его смерти его останки были перенесены в Сантьяго-де-Компостела. В более позднем дополнении к легенде Сантьяго верхом на белом коне с белым знаменем появляется в сияющем облаке над христианскими войсками, сражающимися с мусульманскими силами. Представление о Сантьяго, символизирующем христианскую победу над нехристианами, было частью ментального мира, который конкистадоры принесли с собой в Америку.Летописцы сообщают, что Сантьяго неоднократно вызывали в битвы с коренными народами. На этой иллюстрации показана такая сцена.

Conquista. Милагро-дель-Сантьяго Фоторепродукция с Гуамской Пома де Аяла, Нуэва Короника и Буэн Гобьерно [факсимиле рукописи начала 17 века (Париж, 1936)]. Общие коллекции, Библиотека Конгресса

Эта церковь в Куско была построена на развалинах храма инков.На этой фотографии видно очевидное сочетание христианской, мусульманской и инковской культур.

Европейцы вдоль Южной Атлантики

Претензии Португалии к Бразилии стали результатом не только высадки Кабрала в 1500 году, но и Тордесильясского договора 1494 года. Французские усилия по эксплуатации ресурсов и основанию поселений в этом районе продолжались на протяжении большей части 16 века.Испанцы сконцентрировались в регионе Рио-де-ла-Плата и основали города Буэнос-Айрес в 1536 году и Асунсьон в 1537 году.

В то же десятилетие началась интенсивная португальская колонизация Бразилии. Столица, Сальвадор, была основана в 1549 году на берегу залива Всех Святых. В том же году прибыли первые иезуиты, которые сыграли решающую роль в бразильском обществе. Они основали миссионерские поселения под названием aldeas , в которых они надеялись ввести Тупинамбас и другие группы в «цивилизованное» общество, подчиняя их дисциплинированному распорядку и делая их фермерами на полную ставку.Попытки португальцев использовать местную рабочую силу никогда не имели большого успеха. Постепенно они начали ввозить африканских рабов, поскольку на северо-востоке страны начали выращивать сахарный тростник.

Португальцы, после первой попытки развить торговлю бразильской древесиной, в середине 16 века перешли на производство сахарного тростника и ввоз африканских рабов для работы в этой отрасли.

Увеличить

Мулен а сукре. Фоторепродукция с Жоао Ругендаса, Viagem pitoresca atraves do Brasil [факсимиле французского оригинала 1835 года (Рио-де-Жанейро, 1972 г.)]. Общие коллекции, Библиотека Конгресса

Вторжения в Северную Америку

Французы, испанцы, португальцы и англичане прибыли в Северную Америку в 16 веке, время от времени и в небольшом количестве.Рыбаки занимались торговлей у побережья Ньюфаундленда примерно с 1500 года. Некоторые европейцы надеялись найти альтернативный путь в Азию (Северо-Западный проход), к богатым цивилизациям или драгоценным металлам, но немногие нашли то, что искали. Однако они столкнулись не с необузданной пустыней, а с людьми, которые часто жили в деревнях и городах.

Европейские пришельцы почти полностью зависели от коренного населения, которое давало им еду и проводников, иногда под принуждением.В первые годы они предприняли несколько серьезных попыток обосноваться. Часто наиболее стойкие последствия их экспедиций были отрицательными. Их болезни опустошили коренное население, а насилие и массовое присвоение продовольствия оставили в наследство страх и враждебность.

Испанцы и французы разрушают жизнь во Флориде

Практически с самого начала прибытие европейцев на полуостров Флорида вызвало ожесточенные столкновения.Первыми были испанцы, предположительно как продолжение набегов рабов на Карибские острова. Экспедиции Понсе де Леона в 1513 и 1521 годах потерпели неудачу из-за сопротивления Тимукуа и Калуса. Последующие испанские экспедиции продолжались, не основав никаких постоянных поселений, пока в 1565 году не был основан Святой Августин.

В начале 1560-х годов французские гугеноты основали колонию в устье реки Сент-Джонс.Жак Ле Мойн де Морг, который нанес на карту территорию и написал отчет о своем опыте, пережил нападение испанцев 1565 года, разрушившее французскую колонию. Гравюры, основанные на его рисунках, показывают место во Флориде, где впервые высадились французы; Мужчины и женщины тимукуа несут фрукты; и сцена битвы, в которой французские солдаты помогали своему союзнику Утине против его врага Потану.

Первоначально французы коснулись побережья Флориды недалеко от реки Св.Река Марии в начале 1560-х годов предприняла попытку поселения в регионе, создала союзы с различными индийскими поселениями и в конечном итоге была уничтожена испанцами в 1565 году.

Мыс Флориды. Фоторепродукция из Теодора де Бри и Шарля де ла Ронсьера, Французская Флорида: Scènes de la vie Indiennes, peintes en 1564 [факсимиле оригинала 1564 года (Париж, 1928)].Отдел редких книг и специальных коллекций, Библиотека Конгресса

Контакты французов с народом тимукуа на территории современной северной Флориды были задокументированы Жаком Ле Мойном. С этой точки зрения союз французов с вождем Утиной используется, чтобы сокрушить его заклятого врага Потану.

Отина над Потановым. Фоторепродукция из Теодора де Бри и Шарля де ла Ронсьера, Французская Флорида: Scènes de la vie Indiennes, peintes en 1564 [факсимиле оригинала 1564 года (Париж, 1928)]. Отдел редких книг и специальных коллекций, Библиотека Конгресса

Вернуться к началу

Америка, европейская держава | Министерство иностранных дел

НОВАЯ АРХИТЕКТУРА БЕЗОПАСНОСТИ

В прошлом году президент Клинтон совершил четыре поездки в Европу.Эта приверженность президентскому времени и вниманию подчеркивает неизбежный, но мало осознаваемый факт: Соединенные Штаты стали европейской державой в том смысле, который выходит за рамки традиционных утверждений об «приверженности» Америки Европе. В 21 веке Европе по-прежнему будет необходимо активное участие Америки, которое на протяжении полувека было необходимым компонентом континентального баланса. И наоборот, нестабильная Европа по-прежнему будет угрожать основным интересам национальной безопасности Соединенных Штатов.Это так же верно, как и во время холодной войны.

Я, конечно, не собираюсь утверждать, что ничего не изменилось. Окончание холодной войны, которое лучше всего можно отнести к тому символическому моменту, когда в полночь 25 декабря 1991 года, когда советский флаг в последний раз был спущен над Кремлем, положил начало эпохе изменения исторических пропорций. Локальные конфликты, внутренняя политическая и экономическая нестабильность и возвращение исторических обид теперь заменили советский экспансионизм как величайшую угрозу миру в Европе.Западная Европа и Америка должны совместно обеспечить укоренение толерантных демократий по всей Европе, а также сдерживание и устранение бурлящего, гневного, неразрешенного наследия прошлого.

ЧЕТВЕРТЫЙ АРХИТЕКТУРНЫЙ МОМЕНТ

Всего три раза после Французской революции Европа мирным путем меняла свою базовую архитектуру безопасности. Сегодня континент переживает не что иное, как четвертый такой момент за последние два столетия. Первая постнаполеоновская архитектура безопасности для Европы, разработанная в 1815 году на Венском конгрессе, помогла предотвратить тотальную континентальную войну на 99 лет.Молодые Соединенные Штаты, проведшие две войны с Англией всего за 40 лет, успешно сохранили дистанцию, но в последний раз.

Во второй период модернизации, в Версале в 1919 году, президент Вудро Вильсон сыграл центральную роль, но Соединенные Штаты почти сразу отказались от тех самых структур, которые они помогли создать, тем самым ослабив их и тем самым фактически гарантируя трагическое возобновление тотальной войны. 20 лет спустя. Когда в 1945 году представилась третья возможность, великие державы сначала построили систему, основанную на Ялте, Потсдаме и Организации Объединенных Наций.Но начиная с 1947 года, когда лидеры Запада осознали, что этой системы недостаточно, чтобы остановить советскую экспансию, они создали самую успешную систему коллективной безопасности мирного времени в истории, основанную на Доктрине Трумэна, Плане Маршалла, НАТО, Атлантическом партнерстве — и американское лидерство.

Эта творческая архитектура отражала основные цели послевоенного участия Америки в Европе. Его участие в период после холодной войны должно снова сосредоточиться на структурах, старых и новых. На этот раз Соединенные Штаты должны возглавить создание архитектуры безопасности, которая включает и тем самым стабилизирует всю Европу — Запад, бывшие советские сателлиты Центральной Европы и, что наиболее важно, Россию и бывшие республики Советского Союза.

Все ключевые участники нового уравнения безопасности в Европе — Соединенные Штаты, страны Западной и Центральной Европы, а также другие государства бывшего Советского Союза — стремятся к мирной, стабильной и демократической России, интегрированной в институты государства. неделимая Европа. В Европе не существовало более важной политической цели с тех пор, как новая демократическая Западная Германия была успешно интегрирована в европейскую политическую структуру и структуру безопасности после Второй мировой войны. Именно по этой и другим причинам кризис в Чечне, более подробно обсуждаемый ниже, вызывает такую ​​тревогу.

К счастью, большинство великих построек послевоенного периода предлагают полезную основу для обеспечения устойчивости. Основная задача состоит в том, чтобы поддерживать их согласованность, проецировать свое влияние и адаптироваться к новым обстоятельствам, не ослабляя их основных функций.

По календарю после Второй мировой войны Соединенные Штаты немного прошли точку конца весны 1947 года, когда госсекретарь Джордж Маршалл произнес свою историческую речь в Гарвардском университете.План Маршалла, который он изложил в тот день, не был благотворительностью. Скорее, это была программа помощи и кредитов, призванная стимулировать сотрудничество между европейскими государствами. И важно помнить, что Маршалл предложил план не только Западной Европе, но и Советскому Союзу, который отверг его для себя и своих сателлитов и вместо этого вступил в 45-летнюю эпоху, обреченную на политическую и экономическую гибель всего региона. .

Сегодня, как и после Второй мировой войны, ранняя эйфория уступила место более трезвой оценке проблем, новых и старых.Трагедия Боснии не умаляет ответственности за построение новой всеобъемлющей структуры отношений для формирования новой архитектуры безопасности. Напротив, Босния, крупнейший провал коллективной безопасности Запада с 1930-х годов, только подчеркивает безотлагательность этой задачи.

В 1947 году американцы узнали, что те, кто способен сохранять мир, несут особую ответственность за помощь в построении стабильных структур в новых демократических соседях. Тогда только Соединенные Штаты были в безопасности и достаточно процветали, чтобы предложить Западной Европе необходимую помощь.Сегодня столь же процветающая Западная Европа (и Япония, которая заинтересована в стабильной Европе и получает от нее выгоды) должна будет предоставить основную часть реальной финансовой помощи, но Соединенные Штаты должны продолжать играть ведущую роль. По словам госсекретаря Уоррена Кристофера, главная цель Соединенных Штатов — «помочь распространить на всю Европу преимущества и обязательства одного и того же порядка либеральной торговли и коллективной безопасности, которые были столпами силы Запада.«

Последний урок плана Маршалла не менее важен. Те, кто получает поддержку, должны строить собственное будущее. Новые демократии должны вносить свой вклад в обеспечение собственной безопасности как через ответственное поведение по отношению к соседям, так и через построение демократии изнутри. Соединенные Штаты понимают, приветствуют и поощряют желание новых европейских демократий присоединиться к Западу через членство в его ключевых институтах. Но НАТО, Европейский Союз (ЕС) и другие крупные институты Запада — это не клубы, в которые можно вступить, просто заполнив заявки на членство.Со временем у каждого сформировались ценности и обязательства, которые должен принять каждый новый член.

ВЫЗОВ ЦЕНТРАЛЬНОЙ ЕВРОПЫ

Любой проект новой архитектуры безопасности Европы должен быть сосредоточен в первую очередь на Центральной Европе, рассаднике больших потрясений и трагедий в этом столетии, чем в любом другом регионе континента. Две самые разрушительные войны в истории человечества начались с событий на его равнинах, а холодная война разыгралась в его древних и легендарных городах, и все это в течение последних 80 лет.

Другие исторические водоразделы также плохо относились к этой области. Сначала Версальский и Трианонский договоры, затем Ялтинское и Потсдамское соглашения и, наконец, крах Советской империи — эти три контрольных события оставили по всей Центральной Европе наследие неразрешенных и часто противоречащих друг другу исторических обид, амбиций и, что самое опасное, территориальные и межнациональные споры. Без демократии, стабильности и свободной рыночной экономики эти земли остаются уязвимыми для тех же проблем, часто усугубляемых одержимостью исправлением исторических ошибок, реальных или мифических.Если какое-либо из этих злокачественных новообразований распространится — как это уже произошло в некоторых частях Балкан и Закавказья, — общая европейская стабильность снова окажется под угрозой. А для Германии и России, двух крупных государств на флангах Центральной Европы, отсутствие безопасности исторически было одним из основных факторов агрессивного поведения.

Но если есть большие проблемы, есть и большие возможности. Впервые в истории страны этого региона имеют возможность одновременно наслаждаться стабильностью, свободой и независимостью, основываясь на другом первом: принятии западных демократических идеалов в качестве общей основы для всей Европы.Эмоциональная, но также и практическая приманка Запада может стать самой сильной объединяющей силой, которую Европа видела за многие поколения, но только в том случае, если ненужная задержка не упустит возможность.

Запад во многом обязан своим успехом великим учреждениям, созданным в 1940-х и 1950-х годах. Они выполняют важную внутреннюю функцию для своих членов, а также создают у других чувство стабильности и безопасности. Если бы эти институты оставались закрытыми для новых членов, они бы становились все более изолированными от новых вызовов и менее значимыми для проблем мира после «холодной войны».Было бы трагедией, если бы Запад из-за промедления или нерешительности помогал создавать условия, вызывающие те самые проблемы, которых он больше всего боится. Запад должен расширяться в Центральную Европу как можно быстрее как по сути, так и по духу, и Соединенные Штаты готовы идти впереди. Стабильность в Центральной Европе важна для общей европейской безопасности, и она все еще далека от гарантии.

СТРОИТЕЛЬНЫЕ БЛОКИ

Центральным столпом безопасности новой архитектуры является уважаемая организация: НАТО.Некоторым 45-летний атлантический альянс может показаться неуместным или плохо приспособленным к вызовам новой Европы. Для других необычайный успех НАТО может указывать на то, что ничего не нужно менять. Обе точки зрения одинаково ошибочны. Расширение НАТО является логическим и существенным следствием исчезновения «железного занавеса» и необходимости расширения европейского единства, основанного на общих демократических ценностях. Но даже до расширения НАТО его сила и ноу-хау уже играют важную роль в формировании нового чувства безопасности во всей Европе.

Созданная несколько десятилетий назад для противодействия единственной четко определенной угрозе, НАТО только начинает историческую трансформацию. Основная цель НАТО — коллективная оборона — осталась, но были добавлены новые цели и программы. Были предприняты коллективное кризисное управление, размещение сил за пределами зоны ответственности и содействие стабильности на востоке через Партнерство ради мира (PFP) и другие программы. Командные структуры были оптимизированы. Статические силы, ранее сконцентрированные для отражения возможного советского нападения в Центральной Европе, превратились в более легко вооруженные, мобильные и гибкие многонациональные корпуса, предназначенные для реагирования на другой, менее стабильный мир.

Две новые структуры — Совет Североатлантического сотрудничества и PFP — специально предназначены для работы со странами, не являющимися членами НАТО. Они заслуживают более пристального внимания, особенно новая творческая концепция, так удачно названная «Партнерство ради мира». Всего за один год эта новаторская идея стала неотъемлемой частью европейской безопасности, но остается в некоторой степени недооцененной и недооцененной. Вопреки довольно широко распространенному мнению, PFP не является единой организацией; скорее, это серия отдельных соглашений между НАТО и, по последним подсчетам, 24 другими странами, от Польши до Армении, включая Россию.Каждая страна-партнер создает индивидуальную программу для удовлетворения собственных потребностей.

PFP — бесценный инструмент, который побуждает НАТО и отдельных партнеров работать вместе. Он помогает новым демократическим государствам реструктурировать и установить демократический контроль над своими вооруженными силами, а также изучить новые формы военной доктрины, экологического контроля и оказания помощи при стихийных бедствиях. В будущем он обеспечит рамки, в которых НАТО и отдельные партнеры могут сотрудничать в кризисном управлении или поддержании мира за пределами зоны ответственности.

PFP сразу зарекомендовал себя. В первый год существования союзники и партнеры провели совместные военные учения в Польше, Нидерландах и в Северной Атлантике. Десять партнеров уже создали отделения связи с военным командованием НАТО. Шестнадцать партнеров начали совместную деятельность с НАТО, другие последуют за ней. В рамках партнерства был налажен процесс оборонного планирования и анализа для повышения совместимости и прозрачности между союзниками и партнерами.PFP также является средством, позволяющим партнерам узнать о процедурах и стандартах НАТО, тем самым помогая каждому партнеру принять информированное решение относительно того, желает ли он рассматриваться для членства в альянсе.

С точки зрения альянса, PFP обеспечит ценную основу для оценки способности каждого партнера взять на себя обязательства и обязательства членства в НАТО — испытательный полигон для их возможностей. А для тех партнеров, которые не становятся членами НАТО, ПРП обеспечит структуру для все более тесного сотрудничества с НАТО, что само по себе является важным строительным блоком европейской безопасности.Если надежды США оправдаются и первый год даст все основания для оптимизма, ПРБ станет постоянной частью европейской сцены безопасности, даже если НАТО расширяется за счет некоторых, но не всех, членов ПРМ.

РАСШИРЕНИЕ НАТО

Нет более важного, противоречивого или неправильно понятого вопроса, чем вопрос о том, должна ли НАТО оставаться альянсом из 16 ее нынешних членов или расширяться, и если он расширяется, почему, где, когда и как. В начале важного для этого года года полезно уточнить, где находятся Соединенные Штаты и куда они движутся.

По сути, 1994 год был годом, когда НАТО под руководством США решило, что в конечном итоге расширится. Это решение было принято во время январского саммита НАТО в Брюсселе и подтверждено президентом Клинтоном во время его возвращения в Европу в июне прошлого года, когда он заявил, что вопрос уже не в том, будет ли расширяться НАТО, а в том, как и когда.

В декабре прошлого года министры иностранных дел стран НАТО снова встретились в Брюсселе и, снова во главе с США, взяли на себя обязательство реализовать двухэтапную программу на 1995 год.В первой половине этого года НАТО определит в ходе внутренней дискуссии, которая уже ведется, обоснование и процесс расширения нового НАТО после окончания холодной войны. Затем, за несколько месяцев до министерской встречи в декабре 1995 г., мнения НАТО по этим двум вопросам — «почему» и «как» — будут представлены индивидуально членам ПНФ, проявившим интерес к таким обсуждениям. Этот важный шаг станет первым подробным обсуждением этой темы за пределами альянса.Затем министры снова встретятся в Брюсселе в декабре и рассмотрят результаты обсуждений с партнерами, прежде чем решить, как действовать дальше.

Этот процесс, который на каждом этапе требует согласия всех 16 членов НАТО, все еще находится на начальной стадии. Это еще не широко изучено. Учитывая важность НАТО, неудивительно, что одни сторонние наблюдатели хотят ускорить этот процесс, а другие вовсе не хотят, чтобы он начинался. Администрация Клинтона и ее союзники по НАТО после некоторых первоначальных разногласий выбрали постепенный и осознанный средний курс — и начали этот процесс.

Следует выделить несколько ключевых моментов:

• Во-первых, целью остается защита жизненно важных интересов альянса и продвижение европейской стабильности. Расширение НАТО должно укрепить безопасность во всем регионе, включая страны, не являющиеся его членами. Цель состоит в том, чтобы способствовать безопасности в Центральной Европе путем интеграции стран, которые соответствуют требованиям, в стабилизирующие рамки НАТО.

• Во-вторых, после принятия решения обоснование и процесс расширения НАТО будут прозрачными, а не секретными.И Варшава, и Москва, например, будут иметь возможность услышать точно такую ​​же презентацию от НАТО в конце этого года, и обе стороны должны иметь доступ ко всем аспектам мышления альянса, чтобы понять, что НАТО больше не следует рассматривать как анти- Русский союз. Как писал бывший советник по национальной безопасности Збигнев Бжезинский в выпуске журнала Foreign Affairs за январь / февраль 1995 г., «Ни альянс, ни его потенциальные новые члены не сталкиваются с какой-либо непосредственной угрозой.Разговоры о «новой Ялте» или о российской военной угрозе не оправданы ни реальными обстоятельствами, ни даже худшими сценариями развития событий на ближайшее будущее. Следовательно, расширение НАТО не должно стимулироваться разжиганием антироссийской истерии, которая в конечном итоге может стать самоисполняющимся пророчеством ».

• В-третьих, нет расписания или списка стран, которым будет предложено вступить в НАТО. Ответы на критические вопросы о том, кто и когда появится после завершения этой фазы процесса.

• В-четвертых, каждая нация будет рассматриваться индивидуально, а не как часть какой-либо группы.

• В-пятых, решения о том, кто и когда присоединится к НАТО, будут приниматься исключительно альянсом. Никакая внешняя нация не будет пользоваться правом вето.

• В-шестых, хотя критерии для членства не определены, некоторые фундаментальные принципы, отраженные в первоначальном вашингтонском договоре, остаются в силе, как и в 1949 году: новые члены должны быть демократическими, иметь рыночную экономику, придерживаться ответственной политики безопасности и может внести свой вклад в альянс.Как заявил президент Клинтон, «страны с репрессивными политическими системами, страны, преследующие своих соседей, страны с вооруженными силами, не сдерживаемыми гражданским контролем, или страны с закрытыми экономическими системами, не должны применяться».

• Наконец, следует помнить, что каждый новый член НАТО представляет собой для Соединенных Штатов самое торжественное из всех обязательств: двусторонний договор в области обороны, который расширяет зону безопасности США на новую страну. Это требует ратификации двумя третями U.С. Сенат, точка зрения, которую сторонники немедленного расширения часто упускают из виду.

ШИРОКАЯ КОНЦЕПЦИЯ БЕЗОПАСНОСТИ

Расширение НАТО не может происходить в вакууме. Если это произойдет, это будет способствовать возникновению тех самых дисбалансов и нестабильностей, которых он пытается избежать. Помимо НАТО, различные организации и институты должны внести свой вклад в новую структуру мира. Новая архитектура должна включать в себя как такие институты, как НАТО и ЕС, которые стремятся к подлинной интеграции между членами, так и другие, такие как Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), которые обеспечивают широкую, всеобъемлющую основу для более свободных форм сотрудничества. .

Хотя ЕС в первую очередь является политическим и экономическим субъектом, он также вносит важный вклад в европейскую безопасность. Интеграция западноевропейских наций фактически вышла за пределы территориальных споров, ирредентистских претензий, социальных разногласий и этнических недовольств, которые раздирали европейские общества в предыдущие эпохи.

Расширение ЕС на восток (и на юг, если к нему присоединятся Кипр и Мальта) будет поэтому чрезвычайно важно. Он объединит и стабилизирует две половины Европы.Этот процесс начался с вступлением Австрии, Финляндии и Швеции в начале этого года. Европейские соглашения обязали ЕС и шесть центральноевропейских стран начать свободную промышленную торговлю с 1 января 1995 года, за исключением стали и текстиля, которая последует в 1996 и 1998 годах. Ожидается, что вскоре аналогичные соглашения подпишут Словения и страны Балтии. В декабре главы государств и правительств ЕС согласовали стратегию «перед вступлением» для возможного вступления, предположительно в начале следующего столетия, центральноевропейских государств, Кипра и Мальты.Для Германии, которая, по мощной фразе канцлера Гельмута Коля, «не может бесконечно оставаться восточной границей Европы», расширение ЕС особенно важно, поэтому Германия возглавила этот шаг во время своего председательства в ЕС.

Расширение НАТО и ЕС не будет идти точно такими же темпами. Их членство никогда не будет идентичным. Но эти две организации явно поддерживают друг друга. Хотя отношения между НАТО и ЕС сложны, особенно когда ЕС стремится определить свои отношения с ЗЕС для создания европейской оборонной идентичности, они явно поддерживают друг друга; расширение обоих одинаково необходимо для неразделенной и стабильной Европы.

Для ЗЕС было бы самоубийством создавать военные структуры, дублирующие успешную европейскую интеграцию, уже достигнутую в НАТО. Но более сильная европейская опора альянса может стать важным вкладом в европейскую стабильность и трансатлантическое разделение бремени, при условии, что это не ослабит НАТО. ЗЕС устанавливает новую предпосылку коллективной обороны: Соединенные Штаты не должны быть единственным членом НАТО, который может защищать жизненно важные общие интересы за пределами Европы.

УКРЕПЛЕНИЕ ОБСЕ

Ни НАТО, ни ЕС не могут быть всем для всех, а другие организации, указанные выше, сосредоточены на более узких вопросах.Следовательно, существует потребность в новой европейской архитектурной концепции для более крупной и более свободной региональной организации безопасности — конечно, меньшей, чем Организация Объединенных Наций, — которая предлагает основу для решения разнообразных проблем, которые ни НАТО, ни ЕС предназначен для решения проблемы, которая включает как членов НАТО, так и другие страны на равной основе.

К счастью, ядро ​​такой структуры существует уже несколько лет — Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе. Его структура, состоящая из 53 стран, включающая обязательства в области прав человека, консультации и усилия по совместной или превентивной дипломатии, была призвана заполнить нишу в новой Европе.Рожденное на основе Хельсинкских соглашений 1975 года, СБСЕ неожиданно предоставило через свою знаменитую Корзину III рычаг в области прав человека и демократических ценностей, сыгравших важную роль в подрыве коммунизма. Но к середине прошлого года стало ясно, что СБСЕ, предлагая интригующие возможности, не имеет ни внутренней согласованности, ни политического мандата для решения стоящих перед ним задач.

Москва и основные союзники по НАТО разделяли эту точку зрения. К осени прошлого года все согласились с тем, что по мере того, как НАТО начинает рассматривать возможность расширения, СБСЕ следует укреплять и модернизировать.Значительное развитие этой организации, включая изменение названия, началось в декабре 1994 года на саммите в Будапеште, на котором присутствовали президент Клинтон и госсекретарь Кристофер. Результатом стал ряд шагов к более четкому политическому и оперативному мандату, усиленному консультативному аппарату и новому статусу. Старая «конференция» превратилась в полноценную «организацию», и родилась ОБСЕ.

Теперь необходимо более четко определить роль новой ОБСЕ. Вместо того, чтобы навязывать поведение с помощью юридических или военных действий, он стремится повысить безопасность путем создания новых форм сотрудничества, основанных на консенсусе.С членством, которое охватывает буквально все 24 часовых пояса и огромное множество культур и наций, члены ОБСЕ часто расходятся во мнениях относительно того, как должны выполняться ее стандарты. Принимая такое разногласие как данность, ОБСЕ должна быть более агрессивной в поисках точки соприкосновения.

Сегодня безопасность в Европе требует более раннего решения потенциальных конфликтов. ОБСЕ должна доказать свою ценность в этой области, как это сделало СБСЕ в распространении демократических ценностей и легитимации прав человека. Организация была пионером в усилиях, хотя и ограниченных, по предотвращению конфликтов и управлению кризисами с помощью таких нововведений, как создание должности верховного комиссара по делам национальных меньшинств и направление постоянных миссий в зоны конфликтов.Необходимо сделать больше.

Соединенные Штаты взяли на себя инициативу по внедрению инноваций в ОБСЕ. В будущем Соединенные Штаты будут более активно использовать консультативные механизмы ОБСЕ и механизмы предотвращения конфликтов. Цель состоит в том, чтобы сделать ОБСЕ неотъемлемым элементом новой архитектуры безопасности. Во время огромного бремени для Организации Объединенных Наций ОБСЕ как региональная организация в соответствии с главой VII Устава ООН может выполнять многие функции, обычно ожидаемые от Организации Объединенных Наций.Участие Генерального секретаря ООН Бутроса Бутроса-Гали в саммите ОБСЕ в Будапеште подчеркнуло важность такого сотрудничества.

Ни при каких обстоятельствах ОБСЕ не может быть заменой НАТО или ЕС. ОБСЕ никоим образом не может превзойти НАТО; Функции этих двух организаций полностью различны. Напротив, расширение роли ОБСЕ не противоречит обязанностям НАТО. Его методы занимают совершенно иное измерение, чем методы НАТО.

Недавним примером этой функции стало достигнутое в Будапеште соглашение между Россией и ОБСЕ об объединении переговорных усилий по сложному вопросу Нагорного Карабаха и предоставлении миротворческих сил после достижения политического соглашения — важных шагов на пути ОБСЕ к превращению более значимая организация. Совсем недавно русские согласились принять миссию ОБСЕ по установлению фактов в Чечне. Сам факт того, что Москва согласилась с участием ОБСЕ, является значительным, но это участие произошло слишком поздно и слишком ограниченно.

Безусловно, Чечня — часть Российской Федерации. В то же время Соединенные Штаты с самого начала утверждали, что российское правительство должно придерживаться международных стандартов уважения прав человека, закрепленных в резолюциях ОБСЕ и других документах. К сожалению, российское правительство без всякой необходимости провело свою военную кампанию против города Грозный способами, которые наверняка привели к большому количеству жертв среди гражданского населения и затруднили оказание гуманитарной помощи.

Общей целью Запада в России и остальной части бывшего Советского Союза остается интеграция — объединение зарождающихся демократий в лоно западных политических, экономических институтов и институтов безопасности.С самого начала битвы за Грозный Чечня действовала для России как раз в противоположном направлении. Чечня также оказалась элементом, вызывающим глубокие разногласия в политической жизни России, и стала серьезным препятствием на пути реформ, демократизации и развития Российской Федерации как стабильного, демократического, многоэтнического государства. Конфликт в Чечне, каким бы ужасным он ни был, не изменил характера интересов США. В январе президент Клинтон заявил, что по мере того, как Россия переживает историческую трансформацию, рефлексивная реакция на каждый из взлетов и падений, которые она неизбежно испытает, возможно, в ближайшие десятилетия, будет ужасной ошибкой.Если силы реформ вступят в бой, Соединенные Штаты должны усилить, а не отказываться от своей поддержки.

Целью США остается здоровая Россия — демократическая Россия, проводящая реформы и уважающая права своих граждан, а не распадающаяся на этнические конфликты и гражданскую войну. Способность Америки продолжать и развивать партнерство с Россией зависит от общего стремления к этим ценностям и целям. Причина, по которой Россия квалифицируется как друг и партнер Соединенных Штатов, заключается в том, что ее народ и правительство встали на путь демократизации, развития открытого гражданского общества и уважения основных прав человека.Это то, что Соединенные Штаты продолжают поддерживать в России.

РОССИЯ И УКРАИНА

Повторяю: если Запад хочет создать прочную и стабильную основу безопасности для Европы, он должен решить самую устойчивую стратегическую проблему Европы и интегрировать страны бывшего Советского Союза, особенно Россию, в стабильную систему европейской безопасности. Россия уже вовлечена в большинство аспектов зарождающейся архитектуры. Он активно участвует в ОБСЕ и тесно сотрудничал с Соединенными Штатами в повышении уровня этой организации.Россия подписала амбициозное соглашение о партнерстве с ЕС. Он присоединился к программе «Партнерство ради мира» с НАТО. Кандидат в члены Совета Европы. Соединенные Штаты поддерживают более активное участие России в Группе семи промышленно развитых стран и спонсируют членство России во Всемирной торговой организации, преемнице Генерального соглашения по тарифам и торговле. Впервые с 1945 года Россия участвует в качестве члена Контактной группы по Боснии в многонациональной переговорной группе, представляющей единую позицию по сложному вопросу безопасности.

Повышение стабильности в Центральной Европе — взаимный интерес России и США. НАТО, которая не представляет угрозы для безопасности России, стремится к прямым и открытым отношениям с Россией, которые признают особое положение и статус России и укрепляют целостность других новых независимых государств бывшего Советского Союза. Были предложения, в том числе предложение президента России Бориса Ельцина в конце 1993 года об особом соглашении между НАТО и Россией, которое могло бы принимать различные формы.Призывая к быстрому расширению НАТО, Бжезинский в своей статье «Международные отношения» предложил «официальный договор о сотрудничестве в области глобальной безопасности между НАТО и Российской Федерацией» в увязке с обновлением ОБСЕ.

Любые переговоры между НАТО и Россией по этому или любому другому соглашению были бы довольно сложными. Им необходимо будет принять во внимание широкий спектр факторов, в том числе темпы расширения НАТО, состояние других связей между Россией и НАТО, таких как Партнерство во имя мира, степень превращения ОБСЕ в более полезную организацию, и последствия таких событий, как боевые действия в Чечне.Несмотря на это множество проблем, правительство США, а также его основные союзники поддержали развитие этого важного нового направления в системе европейской безопасности. Неформальные обсуждения этой возможности, хотя и находящиеся на весьма предварительной стадии, начались в январе, когда госсекретарь Кристофер встретился в Женеве с министром иностранных дел России Андреем Козыревым.

Любая такая договоренность должна учитывать особый случай Украины. Его геостратегическое положение делает его независимость и целостность важнейшим элементом европейской безопасности.В декабре прошлого года в Будапеште президент Клинтон и лидеры Беларуси, Казахстана, России и Украины обменялись документами о ратификации Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений, официально вступив в силу «Старт I». В то же время Украина сдала на хранение свой документ о присоединении к Договору о нераспространении ядерного оружия, а США, Россия и Великобритания предоставили гарантии безопасности Беларуси, Казахстану и Украине.

Основные цели тех, кто пытается воспользоваться этим моментом истории, — это расширение демократии и процветание, интеграция политических институтов и институтов безопасности, а также единство, которое всегда ускользало от Европы, даже при участии Америки.Лидерам придется преодолевать слои двойственности, замешательства, самоуспокоенности и истории, которые препятствуют реформам. Как заметил великий архитектор европейского единства Жан Монне: «Ничто не возможно без людей, но ничто не вечно без институтов». Усилия Монне, Маршалла и других принесли беспрецедентный мир и процветание на полвека — но только для половины континента. Предстоящая задача столь же сложна, насколько очевидна ее необходимость. Отказаться от вызова означало бы заплатить более высокую цену позже.

Загрузка …
Пожалуйста, включите JavaScript для правильной работы этого сайта.

Как американцы могут переехать в Европу (это проще, чем вы думаете)

Помимо самого Covid, во время пандемии нарастала страсть к путешествиям. По словам иммиграционных юристов и организаций экспатов, граждане покидают Соединенные Штаты и ищут иностранные визы и вторые паспорта в рекордных количествах. Налоговая служба сообщила, что в течение первых трех кварталов 2020 года более 6000 американцев отказались от гражданства — по сравнению с 2072 людьми за весь 2019 год и самым высоким показателем как минимум за десятилетие.Между тем, сайт InternationalLiving.com сообщает, что трафик на тему «Как выехать из США» страница подскочила на 1,676% с июня по ноябрь.

В ряде стран по всему миру — от Коста-Рики до Мексики — американцам легко переехать, но многие люди полагают, что они не могут переехать в Европу, потому что получить визы и вид на жительство слишком сложно. «Это не так», — говорит Сепи Табибиан, основатель онлайн-сообщества She Hit Refresh, которое помогает женщинам в возрасте 30 лет и старше вырваться из рутины и начать путешествие, переехав за границу.Табибиан должна знать — помимо того, что она является гражданином США, которая уже пять лет живет в Испании по разным визам, она также является автором книги « Я ухожу отсюда! Окончательный путеводитель по американской визе для жизни в Европе .

Я встретился с Табибиан, чтобы узнать, как она переехала в Европу и как можно осуществить мечту, переехав туда тоже.

Сепи Табибиан, основательница онлайн-сообщества She Hit Refresh, которое помогает женщинам двигаться… [+] за границу.

Фотография Аарона Джин / The New Antiquarians

Как я решил переехать за границу: Мне всегда нравилось путешествовать за границу, и идея жить полный рабочий день в другой стране была моей давней мечтой. У меня была хорошая жизнь в США, но что-то внутри казалось, что эта хорошая жизнь мешает хорошей. После нескольких неудачных попыток, когда мне было 20, я решил сделать еще один шанс, когда мне за 30, так как я чувствовал, что, если бы я не попытался осуществить свою мечту о жизни за границей, я всегда пожалел бы об этом.Пять лет спустя я все еще живу в Испании.

Почему Испания: Испания всегда была страной, с которой я был связан больше, чем другие. Меня очаровала его особая культура, теплые люди и яркая социальная среда. Из всех городов Испании Мадрид был городом, где я чувствовал себя как дома, и я не одинок в своей любви к этому городу. Есть популярная поговорка: «De Madrid al cielo» — из Мадрида в рай, — что означает, что после Мадрида самое лучшее — это рай. Я планирую остаться в Испании в обозримом будущем.Мне удалось построить жизнь, которую я люблю здесь, и такую ​​жизнь, которую я не думаю, что смогу воспроизвести в США: более низкая стоимость жизни, повышение качества жизни и доступное здравоохранение — все это причины, чтобы остаться.

ПРОЧИТАЙТЕ БОЛЬШЕ: Бросьте работу и живите за границей в 2021 году: 9 таких дешевых мест, где вам не нужно работать

Как я сделал это Работа: В 2015 году я уволился с работы, сдал квартиру в аренду, продал машину, запаковал свою жизнь в пару чемоданов и улетел в Мадрид.Я преподавал английский в старших классах по программе помощника по североамериканскому языку и культуре, более известной как «вспомогательная» программа, по которой мне была предоставлена ​​студенческая виза. Я работал по 16 часов в неделю с трехдневными выходными, плюс я получал медицинское обслуживание и ежемесячную стипендию. Неплохой концерт! Многие американцы остаются с программой в течение многих лет, чтобы законно жить в Испании, но это не было моим планом. Я использовал программу как ступеньку; Оказавшись за границей, я начал искать альтернативный способ остаться.После первого года в Мадриде я нашел маркетинговую позицию в испанском стартапе, который (что удивительно) спонсировал мою рабочую визу. Сейчас я живу здесь по некоммерческой визе, что означает, что я могу жить в Испании, но не могу участвовать в прибыльной деятельности (другими словами, иметь местную испанскую работу). Эта неприбыльная виза — реальный путь к постоянному месту жительства, что делает ее одной из самых популярных и простых для получения. После одобрения вы можете подать заявление на получение вида на жительство сроком на один год, который можно продлевать на два года за раз.После легального проживания в Испании в течение пяти лет вы можете подать заявление на ПМЖ.

Главное, что нужно знать о переезде за границу: Это намного больше, чем вы думаете. Главное, что вам нужно выяснить, это то, на какую визу вы можете претендовать, чтобы жить в другой стране на длительный срок. Это мои другие главные советы: поймите, откуда вы будете получать доход. Не рассчитывайте найти работу за границей, поскольку гражданину США очень сложно получить рабочую визу, если только вы не являетесь высококвалифицированным специалистом, работающим в востребованном секторе.Вам понадобится либо сбережения, чтобы прокормить себя, либо удаленная работа, которую вы можете взять с собой. Налоги. Как гражданин США ваш мировой доход облагается подоходным налогом в США, независимо от того, где вы проживаете. Живя за границей, вам, скорее всего, придется платить налоги и в своей новой родной стране.

Cepee Tabibian, на фото в Мадриде, Испания

Милена Флореста. Авторские права 2018. Все права защищены.

Варианты переезда в Европу: Для того, чтобы на законных основаниях проживать в европейской стране в течение длительного времени, вам необходимо разрешение на проживание за рубежом и / или разрешение на работу.Первым шагом обычно является подача заявления на визу из вашей страны. После утверждения эта виза позволяет вам въезжать в страну, в которую вы переезжаете, с паспортом США. Затем вы можете подать заявление на получение вида на жительство или разрешения на работу. Существует ряд вариантов долгосрочной визы для проживания в Европе: студенческая виза, рабочая виза, пенсионная виза, инвестиционная виза, бизнес-виза / виза предпринимателя (для малого и среднего бизнеса), виза для самозанятости, цифровой кочевник. виза, супружеская / партнерская виза и гражданство по происхождению.

Как решить, куда переехать: Даже несмотря на то, что некоторые страны постоянно занимают первые места среди эмигрантов, это не означает, что они обязательно подходят вам. При выборе идеальной страны в первую очередь следует подумать о том, предлагает ли она правильные варианты получения визы и вида на жительство. Другие факторы, которые следует учитывать, включают ваш возраст, финансы, семейное положение, интересы и личные предпочтения. Идеального места не существует. Вам придется пойти на некоторые компромиссы, несмотря ни на что — вы все-таки переезжаете в чужую страну, — но найдите город, который с вами разговаривает.Некоторые важные аспекты, о которых следует подумать, включают климат (вы бы лучше всего прожили жизнь на солнце или хотите, чтобы погода была в свитере?), Размер (вам нравится шумный город с множеством дел или более тихий город?), Местоположение (есть ли доступ важны для природы?), здравоохранение (в большинстве европейских стран доступ к здравоохранению более доступный, но некоторые из них лучше, чем другие) и стоимость (ваш доход будет определять, в каких городах вы можете с комфортом себе позволить жить). Культура тоже важна. Как и в США, в Северной Европе более структурированная культура и подход ко времени, в то время как в Южной Европе — более небрежно.В средиземноморских культурах жизнь движется медленнее, и графики могут широко варьироваться — от времени приема пищи до часов хранения. Для одних это может быть долгожданной отсрочкой, а для других — разочарованием.

Самые простые страны: Иммиграционная политика различается, что означает, что в одни страны переехать легче, чем в другие. В зависимости от вашей ситуации, в некоторых странах может быть более простой вариант получения вида на жительство. Например, если вы удаленный работник или инвестор; если вы на пенсии; или если у вас есть востребованные навыки.Одними из самых простых в получении визы являются новые краткосрочные визы цифровых кочевников в Эстонии, Грузии и, вскоре, в Хорватии, которые предназначены для удаленных сотрудников. Испания и Португалия являются фаворитами экспатов и предлагают легкие пути к месту жительства. Нидерланды и Германия — относительно хорошие варианты для фрилансеров и самозанятых.

Советы для более сложных стран: Некоторые из стран, в которые труднее всего переехать, — это Дания, Норвегия, Швеция и Исландия. Эти страны имеют ограниченные возможности получения визы для среднего американца.Наиболее распространенный путь к резидентству — это перевод из компании в зарубежный офис или наличие родителя / супруга из одной из этих стран. Другой вариант — учиться в стране своей мечты и найти работу через университет или местную сеть по окончании учебы. В некоторых странах вам даже продлят визу, пока вы ищете работу, хотя это не гарантирует, что вы найдете работу.

Самые дешевые места для жизни в Европе: В Западной Европе Испания и Португалия — две из самых доступных стран для жизни.Ваш следующий лучший вариант — отправиться на восток: Польша, Болгария и Грузия отлично подходят для эмигрантов и очень экономичны.

Помимо Испании, Португалия — еще одна доступная страна, которую основательница She Hit Refresh рекомендует … [+] для проживания за границей.

getty

Как заработать деньги: Вам не нужна удаленная работа, чтобы зарабатывать на жизнь за границей. Если вашу рабочую визу спонсирует иностранная компания, вам разрешено там жить. Хотя их бывает чрезвычайно сложно получить — правительства предпочитают защищать местный рынок труда, предоставляя им первоочередные возможности, — у вас может быть шанс, если вы узкоспециализированный работник или имеете степень магистра.Жители США и других англоязычных стран также могут использовать свои языковые навыки. В таких странах, как Испания и Чешская Республика, есть возможности для долгосрочного проживания через преподавание английского языка, что может быть довольно прибыльным.

Моя компания: She Hit Refresh — это онлайн-сообщество, насчитывающее более 6000 участников по всему миру. Мы даем возможность женщинам, которые хотят заново открыть себя и заново изобрести свою жизнь, путешествуя, но часто чувствуют себя застрявшими, потому что не знают, с чего начать, или считают, что они «слишком стары».«Я действую как проводник в поездках наших членов, чтобы помочь им достичь большего, чем они когда-либо считали возможным. Я делаю это через нашу группу в Facebook, подкасты, ежегодные ретриты, онлайн-курс #MAKEITHAPPEN и мою новую книгу «Я ухожу отсюда»! Окончательный путеводитель по американской визе для жизни в Европе. Мне было 35 лет, когда я переехал в Испанию из Техаса, так что моя собственная «перемена» доказывает, что такое преобразование возможно в любом возрасте.

Помощь женщинам: Я хочу, чтобы у всех женщин были все возможности жить своей лучшей жизнью, особенно женщины старше 30 лет.Многие из нас берут на себя множество обязанностей: многообещающая карьера, дети, ипотека, автокредит, студенческие ссуды, долгосрочные отношения, домашние животные и т. Д. А остальные из нас думают об этих обязанностях из-за давления общества. Это может заставить нас задуматься о том, возможны ли или реальны ли наши мечты о путешествии, переменах или переезде за границу в наше время. Миллионы женщин во всем мире не имеют реальных примеров того, как женщины делают то, что они хотят делать, что может заставить их чувствовать, что их мечты «безумны».«К сожалению, общество и даже наши друзья и семья могут усилить это чувство. Посредством своего сообщества и работы я хочу дать женщинам возможность воплотить свои нетрадиционные мечты в реальность в любом возрасте; это действительно возможно — этим занимаются тысячи женщин старше 30 лет. Например, Кэтрин Маэстас Руис. После развода, когда ее младший сын ушел из дома, чтобы поступить в университет, она бросила работу и переехала из Калифорнии в Мадрид. Или Бекка Креспо, жительница Нью-Йорка, которая переехала в Испанию и создала успешный бренд, ориентированный на минимализм и способный работать из любого места, как она всегда мечтала.

Качество жизни. У каждого свои причины для переезда за границу, но одна из моих главных причин переехать в Европу заключается в том, что — давайте будем честными — вы заслуживаете лучшего. В целом, я считаю, что европейская культура и отношение ставят во главу угла наслаждение жизнью, а не работу до смерти. Если вы устали не отставать от Джонсов и готовы сбавить обороты, Европа — отличное средство для изменения темпа, чтобы начать ставить себя на первое место. Если у вас есть доход в Америке, вы можете получить больше прибыли в Европе.В некоторых местах вы даже можете работать неполный рабочий день и позволить себе полный рабочий день. Кроме того, повышенная безопасность, медицинское обслуживание и возможности путешествовать — это привилегии, которые улучшат вашу жизнь.

Осуществление мечты: Если 2020 год нас чему-то и научил, так это тому, что наше время здесь драгоценно; не тратьте его на вещи, которые не имеют значения. Может быть, вы давно сидели на этой мечте. Может быть, вы учились за границей и всегда хотели вернуться. Возможно, поездка в Европу пробудила у вас интерес к другому образу жизни.Или, может быть, вы недавно обнаружили, насколько это выполнимо. Вот что я всегда говорю людям: просто делайте это. Что вам терять? Меньше, чем вы думаете. Если вы беспокоитесь о том, чтобы оставить свой комфортный образ жизни в США, это будет для вас, если вы когда-нибудь захотите вернуться: дома, машины и рабочие места можно заменить. То, что нельзя заменить, — это годы, которые вы проводите в размышлениях, вместо того, чтобы делать. Сделайте шаг и воплотите в жизнь свою мечту.

ПОДРОБНЕЕ:

Дома за 9000 $ в Италии? Вы не поверите, как дешево переехать в этот сказочный город

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *