Италия политические традиции: 10 «странных» традиций Италии

Содержание

10 «странных» традиций Италии

Тысячи европейцев переезжают жить в Италию, зачастую связывая себя узами брака с местными жителями. Еще больше в Италию едет представителей США.  Мы подобрали 10 самых главных вещей, которые американцы считают странными в итальянской культуре.

Евгения Воронец
5 мая 2014

Завтрак.

Традиции итальянского завтрака исключают горячо любимые американцами яйца, бекон и блинчики. Капуччино и десерт корнетто порой все, чем довольствуются итальянцы до самого ланча.

Культура ухаживания.

По данному вопросу у американцев и итальянцев взаимное недопонимание. Американцы чувствуют себя неуверенно, полагая, что не могут составить достойную конкуренцию своим средиземноморским коллегам, которые известны во всем мире, как отчаянные романтики.

Что касается американских женщин, то их жалоба на итальянских ухажеров у всех одна – свидания по-итальянски чрезмерно романтичны.

В целом, стереотип «латинского любовника» слишком сложно сочетается с сугубо деловой настроенностью американских переселенцев.

Еда.

Культура питания в Италии полностью подвержена влиянию традиций, и, несмотря на  то, что в глазах большинства иностранцев это ее неоспоримое преимущество, американцы, прибывшие сюда, зачастую недоумевают по поводу жестких правил, сопутствующих приему пищи.

Бросается в глаза американских гражданам отсутствие разнообразия международных кухонь и генетически модифицированных продуктов питания, а цвет и форма итальянских фруктов и вовсе зачастую незнакомы людям из Северной Америки.

Драма.

Для новичков порой сложно определить границы дружбы с новыми итальянскими знакомыми. Итальянцы славятся своим неумением скрывать чувства и говорить завуалировано. Непосвященные в культуру нации иностранцы могут это принять за грубость.

Никакого арахисового масла

Американцев в Италии, пытающихся обрести домашний уют на чужбине с помощью их любимого арахисового масла,  может разочаровать тот факт, что излюбленным орехов в  Италии считается фундук.

Арахис потребляется реже, а арахисовое масло и вовсе крайне редкий товар. Для страдающих ностальгией по родине американцев единственным утешением может стать Nutella, присутствующая в достаточном количестве на итальянском продовольственном рынке.

Личное пространство.

Такое понятие, кажется, вовсе незнакомо дружелюбным итальянцам, которые могут шквалом поцелуев, объятий и прочих жестов серьезно озадачить тактичных американцев.

Транспорт.

Фиаты 500 и Веспы кажутся американцам слишком причудливыми, и они ломают голову над необъяснимыми задержками поездов и слишком сложным расписанием автобусов.

Время закрытия.

Некоторых американцев поставил в тупик тот факт, что практически все закрыто по воскресеньям, а порой и по понедельникам.

Технологии.

Нехватка вездесущего wi-fi и одна из самых низких по Европе скорость интернет-соединения приводит американцев в настоящий шок.

Сюда же можно добавить особенность итальянских электростанций отключать питание, если жилец пытается использовать слишком много электрических приборов за раз.

Бумага в клетку.

По некоторым причинам квадратная клетка на бумаге является более популярной в Италии, чем ее линейные конкуренты.

Смена блокнота на клеточный не должна представлять большой сложности для переселенцев из Америки. Однако многие американские студенты называют этот факт одним из самых раздражающих в итальянской культуре.

Еще больше интересного в нашем канале Яндекс.Дзен. Подпишитесь!

Читайте также

как превратить семейное дело в бизнес на $2,1 млрд :: Свое дело :: РБК

Владелец газет и заводов

В середине 1970-х четверо владельцев концерна изменили баланс активов между собой. Франческо выкупил часть акций у двоюродного брата Гаэтано и стал крупнейшим пайщиком предприятия. Впоследствии младший из трех родных братьев Леонардо вышел из бизнеса и организовал собственное строительное бюро Leonardo Caltagirone Group.

«Было стремление в архитектуре к двум различным стилям, двум идеям — страсть к античному Риму у старшего брата и любовь к классической Греции у младшего», — объясняла уход Леонардо журналист l’Espresso Сабина Минарди.

Разделение доли младшего брата привело к тому, что в руках Франческо оказался контрольный пакет Galtagirone Group. По данным самой компании на конец 2014 года, ему принадлежит 54,3% корпорации, еще 33,3% находятся во владении среднего брата Эдуардо. Остальные бумаги принадлежат миноритариям или же обращаются на Миланской бирже. Кузен Гаэтано до сих пор работает в концерне на должности вице-президента.

Читайте на РБК Pro

В 1984 году Caltagirone Group делает свое первое крупное приобретение — группу компаний Vianini, чья история началась с нескольких заводов, построенных в 1890 году. Уже в 1986 году Кальтаджироне проводит IPO двух крупнейших предприятий этой группы: Vianini Lavori (занимается инфраструктурными проектами, в частности постройкой железных дорог и автострад) и Vianini Industria (производит трубы, арматуру, шпалы, цементные изделия).

Таким образом, Кальтаджироне сосредоточил в своих руках все необходимые для полного строительного цикла мощности, кроме одной — собственного производства цемента. «Окно возможностей» появилось в феврале 1992 года, когда началась ускоренная приватизация активов Института промышленной реконструкции (IRI), одной из крупнейших госкорпораций Италии. Тогда Кальтаджироне приобрел у IRI контрольный пакет в 52% цементного концерна Cementir за 480,2 млрд лир (в ценах 1992 года это около $390 млн). Впоследствии компания создала множество филиалов по всему миру, в итоге к концу 2014 года лишь 11% выручки Cementir генерируется на заводах собственно в Италии.

Проводимая итальянской полицией антикоррупционная кампания «Чистые руки» затронула и империю Кальтаджироне: в ноябре 1993 года он был арестован как возможный соучастник «распилов» при строительстве римской подземки, предстал перед судом, но был оправдан. Как отмечал журнал Panorama, уголовное дело сильно повлияло на бизнесмена, именно тогда он стал скрытным, опасаясь, что в один момент дело его жизни может быть разрушено.

Как Кальтаджироне стал медиамагнатом

«Действительно, Кальтаджироне имеет все черты нового Гражданина Кейна, — пишет Panorama. — Как и герой Орсона Уэллса, он медиамагнат, поклонник искусства, но также человек одинокий и одержимый».

Выйти на рынок СМИ бизнесмен решил в 1996 году, когда антикоррупционная кампания близилась к завершению. В июне того года Caltagirone Group за 356 млрд лир приобрела римскую газету Il Messaggero, одну из крупнейших в столичном регионе (тираж одного выпуска на 2014 год составляет 180 тыс. экземпляров). Год спустя Кальтаджироне выкупил у частных инвесторов ведущую газету Неаполя Il Mattino.

В декабре 1999 года имеющиеся медиаактивы были объединены в холдинг Caltagirone Editore, который спустя полгода вышел на Миланскую биржу. В 2001 году появился первый собственный продукт молодого холдинга: общенациональная газета Leggo, первое в Италии бесплатно распространяемое периодическое издание.

В первые месяцы тираж Leggo равнялся 715 тыс. экземпляров, сейчас составляет уже около 1 млн копий.

В последующие годы Caltagirone Editore сделал еще несколько приобретений, самые крупные из которых — покупка местного издания Анконы Corriere Adriatico в 2004 году, а также ведущего издания Венеции и северо-востока Италии Il Gazzettino в 2006 году. Всего к концу 2014 года холдинг состоит из пяти региональных газет, одной общенациональной и одного рекламного агентства Piemme. Кроме того, через долю в Il Gazzettino Кальтаджироне контролирует венецианский телеканал Telefriuli, два издательских дома и типографию.

В самом Caltagirone Editore 60,8% акций принадлежит Франческо Кальтаджироне, 2,4% — его кузену Гаэтано, 2,2% — коллективу редакции, остальные 34,6% находятся в свободном обращении. Рыночная капитализация холдинга на бирже Милана на 14 мая составляет €105 млн. По итогам 2014 года выручка компании снизилась в годовом исчислении на 6%, до €170,1 млн, зато чистый убыток сократился вдвое, до €37,3 млн.

Второе дело

И все же, несмотря на замкнутость и осторожность, в 2011 году Франческо Кальтаджироне вновь предстал перед судом. На этот раз уголовное дело было связано не с основной сферой его деятельности, а с крупным банковским скандалом, известным как «Банкополи».

Летом 2004 года голландский банк ABN AMRO решил увеличить свою долю в итальянском банке Antonveneta до 20%, чтобы стать его крупнейшим акционером. В ответ на это другой итальянский банк BPI добился разрешения Банка Италии на увеличение своей доли до 15%, чтобы помешать голландцам. Тесные дружеские отношения между директором BPI и многолетним главой итальянского регулятора Антонио Фацио позволили прокурорам предположить, что BPI получил несправедливое преимущество.

Расследование вскрыло большой масштаб инсайдерской торговли и прочих незаконных действий топ-менеджеров крупнейших итальянских банков. В декабре 2005 года Фацио ушел в отставку, и на него было заведено уголовное дело. Параллельно развивался схожий скандал вокруг увеличения доли испанского консорциума BBVA в итальянском банке BNL, чему противился регулятор.

Кальтаджироне оказался причастен к обоим скандалам. Во-первых, когда ABN AMRO все же выкупил контрольный пакет Antonveneta, часть голландского банка, в которую входил Antonveneta, приобрел испанский Santander, который уже в 2007 году продал Antonveneta итальянскому Monte dei Paschi di Siena, старейшему банку в мире. На тот момент Кальтаджироне был его акционером и вице-президентом. В банке же BNL в 2005 году бизнесмен был крупнейшим частным акционером, обладая 5% бумаг. Кальтаджироне обвинили в том, что он был сообщником экс-главы регулятора Фацио, и осенью 2011 года суд Милана приговорил его к 3,5 годам тюрьмы. Полгода спустя апелляционный суд оправдал всех фигурантов скандала, но Верховный суд Италии это решение отменил. Позднее осужденные финансисты вновь подавали апелляцию и выигрывали в суде, наконец, в мае 2015 года Верховный суд все же оправдал Кальтаджироне и его коллег «за отсутствием состава преступления».

Сицилийские традиции

На сегодняшний день Франческо Кальтаджироне возглавляет диверсифицированную группу из пяти публичных компаний, которые оперируют во всех уголках мира. Скажем, через долю в Cementir он контролирует единственного в Дании производителя цемента Aalborg Portland и ее российское подразделение «Олборг Портланд», а также заводы в Турции, Египте, КНР и США. Примером того, как структуры бизнесмена владеют различными активами, является полугосударственная компания Grandi Stazioni, оперирующая крупнейшими вокзалами Италии. 40% в Grandi Stazioni принадлежит консорциуму Eurostazioni, 33% которого находятся во владении Vianini Lavori.

Суммарная рыночная капитализация пяти холдингов Кальтаджироне на Миланской бирже на 14 мая составляет €1,6 млрд. Выручка же головной компании Galtagirone Group за 2014 год составила €1,34 млрд (-3% к предыдущему году), а чистая прибыль — €65 млн против небольшого убытка годом ранее.

Кроме того, бизнесмен тесно связан с иными компаниями, не входящими в его холдинги (например, активное участие в банковской деятельности едва не стоило ему свободы). Он входит в правление и владеет 15% акций компании Acea, занимающейся коммунальным хозяйством. Кальтаджироне также является вице-президентом, членом совета директоров и обладателем 2% бумаг страхового гиганта Generali. Кавалер ордена «За заслуги в труде», в 2013 году он, несмотря на уголовное преследование, вошел в руководство Конфиндустрии — итальянского союза промышленников.

Однако главным для Кальтаджироне остается его родня. По итальянской традиции его фирма — даже если она превратилась из строительной конторы в миллиардную корпорацию — это семейный бизнес. Во всех основных подразделениях Caltagirone Group вице-президентом является кузен бизнесмена, а в совет директоров входят его трое детей, наследники империи.

Единственная дочь Адзурра позволила миллиардеру сблизиться с политической элитой страны: в 2007 году она вышла замуж за Пьера Фердинандо Казини, экс-спикера Палаты депутатов и президента Центристского интернационала христианско-демократических партий. Год спустя у пары родился сын, которого в честь деда назвали Франческо.

Как пандемия повлияла на роль женщины в итальянской семье

В Италии 19 марта отмечается День отца, праздник, к которому дети в садах и школах готовят подарки почти как к Рождеству. Стараются детки не меньше, чем к Дню мамы, который отмечается вовсе не 8 марта. Если дата чествования матери плавающая (первое, второе, последнее воскресенье мая), то дата Дня отца — совершенно определенная и католическая. Еще в 1871 году 19 марта было провозглашено Римско-католической церковью днем почитания отца Святого семейства Иосифа. В библейской трактовке — это кроткий и заботливый защитник семьи.

© Salvatore Laporta/KONTROLAB/LightRocket via Getty Images

Неслучайно 19 марта начинается и объявленный Папой Римским Франциском специальный Год размышлений о семье. Венчать его должна Х Всемирная встреча католических семей, которая планируется летом 2022 года в Риме. Путеводной звездой для размышлений о ценностях и проблемах семьи должно стать обнародованное ровно пять лет назад апостольское увещевание Amoris Laetitia («Радость любви»). Этот папский документ стал в определенном смысле революционным, потому что именно в нем допускает разведенных и повторно вступивших в брак к церковным таинствам.

К проблемам семьи в Ватикане обращаются не впервые, пять лет назад эта тема была в центре синода Римско-католической церкви. Одним из его результатов стало учреждение нового института по теологическим проблемам семьи и брака при Институте имени Иоанна Павла II. В Ватикане вопросы семьи входят в полномочия сразу нескольких органов, таких как Конгрегация католического образования, Дикастерия по делам мирян, семьи и жизни (также созданная Франциском пять лет назад из двух папских советов), Секретариата по делам неверующих. 

Неслучайным совпадением стала недавняя публикация разъяснения Конгрегации доктрины веры о невозможности церковного благословения однополых союзов, потому что они не попадают под каноническое определение брака. Посыл Римско-католической церкви совершенно однозначный — семья находится под угрозой и нуждается в защите.   

Фигура отца и роль женщины

В итальянском обществе сочетаются две, казалось бы, несочетаемые тенденции мужского поведения — мачо и маменькиного сынка. Насколько эти две модели противопоставлены или, наоборот, взаимосвязаны, оставим разбирать специалистам-психологам и культурологам. При этом в большинстве своем итальянские отцы очень заботливы и склонны к «материнству». В Италии, где в стереотипном понимании должна действовать форма патриархата, мужчины нередко принимают на себя чисто женские обязанности по уборке дома, готовке, походам в магазин. Это результат разделения обязанностей в современном мире, где женщины также ведут активную профессиональную деятельность. Хотя, конечно, до полного «равноправия» еще далеко. В Италии показатель женского трудоустройства почти на 20% ниже, чем мужского. Заработная плата также ниже практически на всех карьерных уровнях. Главная борьба за «розовую квоту» разворачивается в управленческом сегменте. Основная претензия к последнему правительству во главе с Марио Драги, которое представляли как «кабинет мечты», — нехватка женщин на министерских постах.

На эту тему

Серьезный откат назад к «традиционной роли женщины-домохозяйки», по мнению специалистов, произошел за последний пандемийный год. В процентном соотношении работу потеряло гораздо больше женщин, чем мужчин. Многие были вынуждены уйти с работы, чтобы заниматься детьми в период локдауна, продлившегося более трех месяцев.

Но бесправность женщин даже в традиционном понимании итальянской семьи тоже некий миф. Женщины имели огромное влияние на жизнь общества и власть еще в Древнем Риме (откуда берут начало многие культурные особенности итальянцев и европейской цивилизации в целом). Практически за всеми римскими императорами стояли женщины — матери или жены, во многом определявшие судьбы своих сыновей и мужей. Достаточно вспомнить Ливию и Октавию — жену и сестру первого римского императора Августа. Или мать Нерона Агриппину Младшую. Из более современной истории приходят на ум жены и вдовы мафиозных боссов, которые нередко берут бразды правления в свои руки.

В менее романтизированной, чем увековеченной Шекспиром, оригинальной истории о Джульетте (исследователи полагают, что существовала такая в фольклорном творчестве) героиня выступает вполне расчетливой кокеткой, которая умело крутит Ромео. Да и сама фигура матери для итальянского мужчины в версии «маменькиного сыночка» показательный факт. Не исключено, к слову, что именно этот фактор воздействия делает их нежными заботливыми отцами (не умаляя этих качеств у отцов других национальностей).

Современный эгоизм и экономические проблемы

В целом в итальянском обществе превалируют глобальные тенденции изменения семейных моделей, характерных для Запада. Несмотря на сильные католические корни, все больше молодых пар предпочитают не вступать в официальный брак или делают это все позднее. Средний возраст вступления в брак зависит от региона, так на юге женятся в более молодом возрасте. Стремительно сокращается число заключаемых в церкви браков. И это даже если не брать в расчет последний год, когда свадеб почти не было по вполне понятным иным причинам.

На эту тему

В Италии практически не встретишь больше многодетные семьи с шестью-семью детьми, как было у нынешних дедушек и бабушек. Во многом подходы к семье определяются «эгоизмом» — многие, в том числе женщины, хотят получить образование, добиться карьерных вершин, путешествовать прежде, чем сильно ограничить свою личную свободу заботой о детях. В итоге итальянские родители стремительно стареют: для материнства средний возраст — 31 год, для отцовства — старше 35 лет. Все больше пар вынуждены обращаться к медицинской помощи для зачатия на фоне все более распространяющегося бесплодия (скрытая пандемия, о которой впервые заговорила в 2016 году министр здравоохранения Беатриче Лоренцин).

Немаловажны и экономические проблемы, препятствующие созданию семьи. Молодежная безработица в Италии вновь превысила 30% под воздействием пандемии (это вдвое больше, чем в среднем по Европе). Молодые люди не могут обеспечить себя собственным жильем. Остается зависимость от родителей и при заведении собственной семьи. Роль бабушек и дедушек огромна, и пандемия, когда необходимо было оберегать именно людей старшего возраста, это еще больше продемонстрировала.   

Демографическая кривая в Италии, где население считается одним из самых возрастных, давно идет вниз. В 2020 году, по данным национального статистического агентства, скончались 700 тыс. человек, родились 400 тыс. Такой уровень смертности — рекордный за последние 100 лет, а такая низкая рождаемость — и вовсе за 150 лет, со времен объединения Италии.       

В 1960–1970-х годах, пришедшихся на молодые и наиболее активные годы нынешних бабушек и дедушек, в Италии произошел индустриальный и экономический бум. За счет того скачка итальянская экономика в определенной степени держится до сих пор. Что произойдет через 20 лет? Семья все-таки — это важнейшее звено на долгосрочную перспективу.

Италия и мода — Сделано в Италии — Куда поехать

Итальянская мода, этот культурный и социальный феномен, является эмблемой стиля и элегантности Прекрасной Страны.
Итальянская мода это то, что привлекает туристов со всего мира наряду с искусством (arte), гастрономией (gastronomia) и музыкой (musica). Шопинг в Италии – приятный и веселый способ провести время между посещением выставки или осмотром памятников.
Текстильная промышленность Италии – одежда (abbigliamento), кожгалантерея (pelletteria),  обувь (calzature) – со своими большими оборотами представляет собой значительную часть качественной продукции, экспортируемой по всему миру. Итальянские модные марки, которые производят не только одежду, но также и обувь, сумки, аксессуары и парфюмерию, регистрируют постоянный рост продаж не только на растущих рынках, но на всех рынках без исключения.
Действительно, сегодня можно оценить великие марки итальянской моды во всем мире на улицах международного шопинга.

Итальянские модные дома выросли в самые настоящие мультинациональные корпорации мира роскоши. На сегодняшний день лидирующие места в мире занимают легендарные марки Made in Italy: Prada, Armani, Versace, Cavalli, Dolce&Gabbana, Ferrè, Gucci, Tod’s, Valentino, Trussardi, Missoni, Biagiotti, Moschino, Rocco Barocco, Sergio Rossi и многие другие.
Успех итальянской моды стал венцом длинной истории, которая шла в ногу с развитием общества и культуры: от первых шагов в ’50 годы к современным тенденциям, пройдя через гламур кинематографа и чувственность великих актрис, оставшихся очарованными made in Italy.Это очарование десятилетиями усиливалось, как эхо, и не потеряло актуальность в наши дни.
Турист не сможет устоять перед призывом моды.
Бутики самых известных марок или новомодных стилистов, большие магазины самых знаменитых модных домов (зачастую они сами по себе представляют собой зрелище, которое невозможно пропустить, если вам интересна удивительная креативность Made in Italy), полные шарма маленькие магазинчики: весь полуостров представляет собой сплошной увлекательный атракцион. Покупки становятся еще приятнее от осознания того, что они совершаются в уникальном и великолепном обрамлении городов искусств (città d’arte), центров наследия ЮНЕСКО (patrimonio Unesco) и старинных городов несравнимого художественного и исторического значения, которыми Италия славится во всем мире.
Во время недели моды новинки демонстрируются на предварительных показах на подиумах в блестящем обрамлении светского Милана (Milano), признанного международного центра Made in Italy, в так называемом «Четырехугольнике моды» (“Quadrilatero della Moda”): улица Монтенаполеоне (via Montenapoleone), улица Манцони (via Manzoni), улица Сант-Андреа (via Sant’ Andrea), улица Делла-Спига (via della Spiga).
В Риме (Roma) время «от кутюр» приходит во время Альта Рома (AltaRoma).
Но даже в столице роскоши на расстоянии вытянутой руки многочисленные бутики разбросаны в районе площади Испании (piazza di Spagna), Тринита-деи-Монти (Trinità dei Monti) и улицы дель-Корсо (via del Corso).
Не меньшее значение имеет Флоренция (Firenze), еще одна столица моды, особенно в области кожгалантереи, обуви и аксессуаров. Именно здесь ежегодно проходит «Питти иммаджине» (“Pitti immagine”), одно из важнейших событий в мире мужской моды.В других городах, таких как Венеция (Venezia), Неаполь (Napoli) и Генуя (Genova), помимо магазинов великих итальянских марок, есть также небольшие кустарные бутики, сохранившие старинные традиции. Среди них бутик Marinella в Неаполе (Napoli), знаменитый своими галстуками, и Finollo в Генуе (Genova), славящийся своими рубашками.
Многие бутики высокого класса расположены в самых шикарных курортных зонах, таких как Портофино (Portofino), Форте-деи-Марми (Forte dei Marmi), Позитано (Positano), Капри (Capri), Таормина (Taormina), Порто-Черво (Porto Cervo), или на горных курортах, таких как Кортина-д’Ампеццо (Cortina d’Ampezzo), Курмайор (Courmayer), Червиния (Cervinia), Мадонна-ди-Кампильо (Madonna di Campiglio), которые всегда славились своими элегантными магазинами.  

Итальянские традиции: прекрасная синьора паста

Паста в Италии — совершенно самостоятельное блюдо, самых разнообразных форм со всевозможными начинками и соусами. В целом пасту можно разделить на два вида: сухая (Pasta secca) и свежая (Pasta fresca).

Сухая паста фабричным способом производится из пшеницы твердых сортов и воды. Хранить ее можно очень долго, конечно, соблюдая рекомендации производителя. Пожалуй, самая известная у нас сухая паста — длинные тонкие спагетти (Spaghetti), короткие перышки пенне (Penne), ракушки конкилье (Conchiglie).

Свежая паста не подлежит долгому хранению, ведь в ее состав входят свежие яйца. Хранить эту нежную пасту из мягких сортов пшеницы можно не более пяти суток в холодильнике. Равиоли (Ravioli) с различными начинками, похожие на клецки ньокки (Gnocchi) — все это свежая паста, которая продается в маленьких лавочках и производится ремесленным способом. Можно сделать такую пасту и в домашних условиях.

Спросите любого итальянца, какая паста самая лучшая в мире, и услышите гордый ответ: «Конечно, паста моей мамы!» И он будет прав! Лучше итальянской пасты может быть только домашняя итальянская паста. Домашняя паста — это простота, итальянские традиции, ощущение дома и семьи.

Причем традиция делать пасту дома по воскресеньям заботливо передается от поколения к поколению. Например, в Калабрии говорят, что достойная невеста должна уметь приготовить не менее 15 видов пасты. Интересно, что на продвинутом итальянском севере более распространена именно домашняя паста, тогда как южане предпочитают покупать уже готовую промышленную пасту.

Домашняя итальянская паста — это еда для большой семьи. Для ее приготовления требуется время, хорошее настроение и много-много места. Ведь итальянские хозяйки раскатывают огромные листы скалкой, длина которой порой достигает одного метра. Раскатать тонкий, но вместе с тем плотный лист для пасты — большое искусство. Но можно использовать и специальную машинку с двумя валиками для раскатки теста.

Тесто для пасты — упругое, желтое, впитавшее тепло человеческих рук. Для правильной домашней пасты берется мука из мягких сортов пшеницы, самые свежие куриные яйца с ярким желтком, оливковое масло. В каждом регионе есть своя, «особенная» паста, а у каждой хозяйки свои секреты.

Паста как музейный экспонат

В Риме, в двух шагах от фонтана Треви, на площади Scanderberg ,117 есть замечательное место — Национальный музей пасты (Museo Nazionale delle Paste Alimentari), где в 11 залах собраны свидетельства славной и интересной истории пасты, рассказывается о «творческих успехах» любимого кушанья итальянцев в кино и театре, о знаменитых любителях пасты, о современной технологии производства. Музей работает с 9.30 до 17.30 каждый день.

А неподалеку от Генуи, в городе Понтедассио на улице Гарибальди,96 можно заглянуть в Музей спагетти (Museo Storico delgli Spaghetti). Ведь, как известно, именно Генуя считается родиной спагетти. В музее собраны материалы по истории спагетти, здесь можно узнать о том, как паста делалась два столетия назад, а также, как ее производят в наши дни.

Паста в Италии — это не просто еда, а сама жизнь. Она может быть острой и пряной, тяжелой или легкой, но никогда не будет скучной! Попробуешь и покажется, что для счастья нужно совсем немного — только солнце и тарелка пасты…

Карнавал в Италии – самые странные традиции

Карнавал в Италии приближается и стоит отметить, что в Италии каждый регион готовится к этому событию по-своему. Поскольку традиции полуострова, в принципе, не блистают разнообразием, конфетти и маски встречаются на каждой улице каждого города, однако, какие же есть странности?

Сегодня мы предлагаем тур по Италии с целью выявить самые причудливые традиции, связанные с этим зимним событием.

Венецианский карнавал в Италии

Начнем, разумеется, с Венецианского карнавала, самого знаменитого, пышного и изящного среди итальянских праздников, который ежегодно привлекает тысячи туристов со всего мира. На целую неделю город превращается в бал-маскарад под открытым небом с толпами людей в масках, одетых в роскошные, броские наряды, узнаваемые на протяжении многих веков.

Согласно опросам, именно благодаря Карнавалу Венеция является любимым местом отдыха испанцев, немцев, французов, англичан, португальцев и конечно, самих итальянцев.

 Еврея

Еще один знаменитый карнавал проходит в городе Иврея (Ivrea) в Пьемонте, возможно, самый старый в Италии. Самый интересный момент – когда во время парада все участники начинают бросаться апельсинами друг в друга. Начало этой традиции происходит из Средневековья, когда феодалы дарили своим подданным фасоль, а те, в свою очередь, дабы показать свое презрение к подобным подаркам, обычно выбрасывали ее из окон.

Виареджо

Виареджо (Viareggio) в Тоскане – еще один город, знаменитый своим карнавалом. Его достопримечательность – аллегорические повозки саркастического характера, которые жители мастерят весь год, чтобы провести их шествие на Карнавале. Первый такой праздник состоялся в 1873, когда некоторые богатые горожане надели маски в знак протеста против налогов и издевки над власть имущими.

 Миланский карнавал

Милан – единственный город, где Карнавал в Италии празднуется на несколько дней позже, по сравнению с остальной Италией. Здесь живет древний миланский обычай, связанный со Святым Амброзием, покровителем города.

По этому обычаю пост считается по-другому, смещая время Карнавала на несколько дней. Жители города собираются на Соборной площади (Piazza del Duomo), чтобы похвастаться разноцветными нарядами.

 Ачиреале

В Ачиреале (Acireale), на Сицилии Карнавал представляет собой буйство красок и ароматов. Традиции этого праздника, естественно, менялись с течением времени, но одна осталась неизменной – украшение бутафорских повозок цветами и последующее их шествие. Изначально эти повозки тянули быки, но с развитием машинного дела зрелище стало еще более впечатляющим.

 Карнавал в Ченто

В Ченто (Cento) тоже не обходится без парада повозок, с которых в толпу зрителей бросают подарки. Различные игрушки и устройства – главные герои этого Карнавала в Италии, особенно для детей. Взрослым, кстати, тоже не на что жаловаться… С 1993 Ченто подписал двусторонне соглашение с Рио-де-Жанейро о стиле традиционных праздников. Также и в этом городе много красивых женщин, музыки и капелька бунтарства.

 Ористано

В Ористано (Oristano), Сардиния, по традиции шествие проходит в средневековом стиле – по кругу и верхом на лошади; эта церемония носит название “Sartiglia” и предусматривает древнейшие ритуалы вроде особого облачения для наездников, скачки, во время которой нужно попасть в мишень, продемонстрировав ловкость и смелось.

Узнайте больше об Италии на https://gidtut.com

Мировые традиции Рождества: Италия

В мире есть вещи, которые способны объединять самых разных людей в разных ситуациях. И одна из таких вещей – волшебный зимний праздник Рождества. В этот день забываются политические, экономические разногласия между государствами и национальностями. Все просто радуются пушистой елке, разноцветным огонькам, ярким игрушкам и горячему пуншу.

 Мировые традиции рождества: Германия 

ЕАН запускает спецпроект, посвященный празднованию Рождества в разных странах мира. Сегодня о своих традициях нам рассказали в Почетном консульстве Италии в Екатеринбурге.

 Мировые традиции Рождества: США 

Рождественские праздники в Италии начинаются 24 декабря и завершаются 6 января, в день празднования Эпифании или Богоявления.

Рождество для Италии, как и для всей Европы, – особенный праздник. Его принято проводить в кругу семьи, а готовиться к нему начинают заблаговременно. Этот праздник считается более важным, чем Новый год. В Италии даже существует поговорка: «Новый год встречай с кем хочешь и как хочешь, а Рождество — только с семьей!»

В доме перед Рождеством принято навести идеальную чистоту и непременно его украсить. По давнему обычаю на входной двери принято вешать рождественский венок. В праздничную ночь, ровно в полночь, по всей Италии начинается Рождественское богослужение. Согласно традиции, мессу обязаны посещать все члены семьи. В Ватикане праздничную мессу служит сам Папа Римский, проходит она в соборе Святого Петра и длится полтора часа.

Символ Рождества

По-итальянски Рождество произносится как Natale, и главным его символом является presepe, или вертеп – композиция из фигурок, посвященных Рождеству Христову. Центральные персонажи – Мария и Иосиф, волхвы и, конечно, животные, жившие в том хлеву, где появился на свет Иисус. А вот фигурку младенца добавляют к вертепу лишь 25 декабря – после того, как он родится. Статуэтки и декорации для вертепа итальянцы покупают в магазинах, некоторые делают самостоятельно, поэтому одинаковых композиций не бывает. Выглядят они довольно красиво и трогательно. Самый грандиозный вертеп устанавливается в Ватикане, где все фигуры выполнены в натуральную величину.

Рождественская елка

Елку итальянцы наряжают 8 декабря — в день, когда произошло непорочное зачатие Девы Марии. В прежние времена в Италии елка не являлась обязательным атрибутом Рождества. Традиция украшать ее пришла не так давно, после Второй мировой войны.

Цвет итальянского Рождества

Главный цвет Рождества – красный. Он присутствует везде, где только можно – на елке, на праздничном столе, в убранстве жилья, в одежде, в подарках. Практически во всех домах присутствует растение пуансеттия с ярко-красными листьями. Его еще называют рождественской или вифлеемской звездой – это очень эффектный и праздничный цветок, особо любимый итальянцами.

Молитвенный обет Novena

Девятидневный молитвенный обет – совершается несколько раз в году, но самый священный проходит перед Рождеством. За девять дней до Рождества произносят молитву по четкам, своеобразную подготовку к приветствию Иисуса. Со временем эта религиозная традиция была немного изменена. В эти дни дети ходят от дома к дому и поют традиционные рождественские песни, за это их угощают всевозможными сладостями.

Подарки на Рождество в Италии

Подарки на Рождество считаются самыми важными и ожидаемыми. Предусмотрительные итальянцы покупают их заранее, часто на летних или зимних распродажах, как правило, в целях экономии. За несколько недель до праздника в Италии начинается период «адвента» – открываются традиционные рождественские ярмарки и базары, где можно купить все: продукты, украшения, сладости. Взрослые открывают подарки 24 декабря после вечернего ужина. Дети находят их под елкой на следующее утро, веря в то, что их положил Баббо Натале — итальянский Санта Клаус. Многие итальянцы следуют одной милой традиции – оставлять для Баббо Натале стакан молока или сладости.

Еще принято, что дети пишут письма со словами благодарности родителям. Свои послания детвора кладет под подушку отцу, он как бы случайно их там находит и зачитывает в кругу семьи в Сочельник. Как ни странно, но письма Баббо Натале пишут и взрослые. Во многих итальянских городах в больших торговых центрах или на центральных вокзалах устанавливают елки, где каждый желающий может повесить на нее свое письмо с пожеланиями, адресованное Баббо Натале. Выглядит все это очень забавно.

Рождественская итальянская традиция еще связана со святочным поленом. Это обычное бревно. Как правило, глава семьи вносил его в жилье и поджигал в очаге. Оно должно было гореть до Нового года, в некоторых регионах — до Богоявления (6 января). Эта древняя традиция зародилась еще в языческие времена. Считается, что ритуал сожжения полена должен принести в дом процветание. Пепел от полена считается целебным, им лечили болезни, также он оберегал жилище от молнии. До сих пор многие итальянцы следуют этой традиции. Она перекочевала и в кулинарию: итальянцы зачастую готовят рождественский торт «Полено».

Дзампоньяры – традиционный атрибут Рождества в Италии. Рождество во многих городах проходит под звуки дзампоньи (волынки из козьей шкуры) и чарамеллы (деревянной флейты). В прежние времена волынщиками и флейтистами были пастухи, спустившиеся с гор, дабы развлечь народ рождественскими мелодиями. Дзампоньяры, так называют музыкантов, одеты в традиционные красочные костюмы пастухов – жилетки из овечьей шерсти, брюки до колена, белые носки и длинные черные плащи.

Рождественское застолье

В разных регионах Италии готовят свои рождественские блюда, нередко секреты их приготовления передаются из поколения в поколение. Но есть и традиционные кушанья: различные пасты, тортеллини, фаршированный каплун (петух), запеченная индейка, ягнятина, итальянские сосиски. На десерт подают традиционные рождественские кексы – панеттоне с изюмом и цукатами и пандоро (в переводе – «золотой хлеб»), посыпанный сахарной пудрой. Еще одно традиционное лакомство – торроне, его готовят из яичных белков, меда, сахара и изюма. Начинкой служат греческие и лесные орехи, миндаль, фисташки. Интересная деталь: на Рождество в Италии не принято подавать и есть яблоки, чтобы не напоминать лишний раз о первородном грехе. По окончании трапезы семьи играют в традиционные рождественские игры, одна из таких называется томбола — аналог нашего лото.

Партизан в Италии по JSTOR

Abstract

Статья посвящена влиянию католической и социалистической субкультур на партийность в Италии в послевоенный период. Утверждается, что политически однородные социальные контексты способствовали передаче и усилению партийных предпочтений и, таким образом, способствовали стабильности на выборах. Опросы и агрегированные данные используются для оценки влияния основных групп, организационной принадлежности и политических традиций сообщества.Многофакторный анализ показывает, что первичные группы были относительно более важными в формировании и укреплении партийности. Предполагается, что развитие событий после 1972 года можно интерпретировать как результат постепенной десегментации итальянского общества и, в частности, упадка католической традиции.

Информация о журнале

Американский журнал политических наук (AJPS), опубликовано четыре раза в год — один из самых читаемых политологических журналов. В Соединенных Штатах.AJPS — общий политологический журнал. открыт для всех представителей профессии и для всех областей политической дисциплины. наука. JSTOR предоставляет цифровой архив печатной версии American Journal. политологии. Электронная версия американского журнала политологии доступна по адресу http://www.blackwell-synergy.com/servlet/useragent?func=showIssues&code;=ajps. Авторизованные пользователи могут иметь доступ к полному тексту статей на этом сайте.

Информация об издателе

Ассоциация политологии Среднего Запада, основанная в 1939 году, является национальной организацией. более 2800 профессоров политологии, исследователей, студентов и государственные администраторы со всей территории США и более 50 иностранных страны.Ассоциация посвящена развитию научного общения. во всех областях политологии. Ежегодно ассоциация спонсирует трехдневную конференцию политологов. в Чикаго с целью представления и обсуждения последних исследований в политологии. В конференции принимают участие более 2000 человек, в котором представлены 300 панелей и программ о политике. MPSA имеет головной офис в Университете Индианы. Для получения дополнительной информации свяжитесь с Уильямом Д.Морган, руководитель Директор, электронная почта: [email protected]

Италия в эпоху Возрождения | Безграничная всемирная история

Итальянские торговые города

итальянских городов-государств, торгующих в период позднего средневековья, заложили основу для эпохи Возрождения, перемещая ресурсы, культуру и знания с Востока.

Цели обучения

Покажите, как Северная Италия и находящиеся в ней богатые города-государства стали такими огромными европейскими державами

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Хотя Северная Италия не была богаче ресурсами, чем многие другие части Европы, уровень развития, стимулируемый торговлей, позволял ей процветать. В частности, Флоренция стала одним из самых богатых городов Северной Италии.
  • Флоренция стала центром этой финансовой индустрии, а золотой флорин стал основной валютой международной торговли.
  • Предметы роскоши, купленные в Леванте, такие как специи, красители и шелк, были импортированы в Италию, а затем перепроданы по всей Европе.
  • Итальянские торговые пути, которые охватывали Средиземное море и за его пределами, также были основными проводниками культуры и знаний.
Ключевые термины
  • Витрувий : римский писатель, архитектор и инженер-строитель (родился ок.80–70 до н.э., умер после ок. 15 г. до н.э.), возможно, наиболее известный своей многотомной работой под названием De Architectura.
  • Ганзейский союз : Торговая и оборонительная конфедерация торговых гильдий и их рыночных городов, доминировавших в торговле на побережье Северной Европы.
  • Тацит : сенатор и историк Римской империи (ок. 56 — после 117 г. н. Э.).
  • Левант : страны, граничащие с восточной частью Средиземного моря.
  • город-государство : политический феномен небольших независимых государств, расположенных в основном в центральной и северной части итальянского полуострова между IX и XV веками.

Процветающие города-государства

В период позднего средневековья Северная и Центральная Италия стали намного более процветающими, чем юг Италии, а города-государства, такие как Венеция и Генуя, были одними из самых богатых в Европе. Крестовые походы установили прочные торговые связи с Левантом, а Четвертый крестовый поход сделал многое для разрушения Византийской Римской империи как коммерческого соперника венецианцев и генуэзцев.

Основные торговые пути с востока проходили через Византийскую империю или арабские земли и далее в порты Генуи, Пизы и Венеции.Предметы роскоши, купленные в Леванте, такие как специи, красители и шелк, были импортированы в Италию, а затем перепроданы по всей Европе. Более того, внутренние города-государства получали прибыль от богатых сельскохозяйственных земель долины По.

Из Франции, Германии и Нидерландов через ярмарки Шампани наземные и речные торговые пути доставляли в регион такие товары, как шерсть, пшеница и драгоценные металлы. Обширная торговля, которая простиралась от Египта до Балтийского моря, привела к значительному положительному сальдо, что позволило вложить значительные средства в горнодобывающую промышленность и сельское хозяйство.

Таким образом, хотя Северная Италия не была богаче ресурсами, чем многие другие части Европы, уровень развития, стимулируемый торговлей, позволял ей процветать. В частности, Флоренция стала одним из самых богатых городов Северной Италии, в основном благодаря производству шерстяного текстиля, которое развивалось под контролем доминирующей торговой гильдии, Arte della Lana . Шерсть была импортирована из Северной Европы (а в 16 веке из Испании) и вместе с красителями с востока использовалась для изготовления высококачественных тканей.

Возрождение торговых путей

В 13 веке большая часть Европы переживала сильный экономический рост. Торговые пути итальянских государств связаны с торговыми путями существующих средиземноморских портов и, в конечном итоге, с Ганзейским союзом Балтики и северных регионов Европы, чтобы создать сетевую экономику в Европе впервые с 4 века. Города-государства Италии значительно расширились в этот период и набрали силу, чтобы стать де-факто полностью независимыми от Священной Римской империи; кроме Неаполитанского королевства, внешние силы держали свои армии подальше от Италии.В течение этого периода развивалась современная коммерческая инфраструктура с двойной бухгалтерией, акционерными обществами, международной банковской системой, систематизированным валютным рынком, страхованием и государственным долгом. Флоренция стала центром этой финансовой индустрии, а золотой флорин стал основной валютой международной торговли.

В то время как римские городские республиканские настроения сохранялись, происходило множество движений и изменений. Италия впервые ощутила изменения в Европе с 11 по 13 века.Обычно было:

  • Рост населения ― население увеличилось вдвое за этот период (демографический взрыв)
  • Возникновение огромных городов (в Венеции, Флоренции и Милане к 13 веку было более 100 000 жителей, а во многих других, таких как Генуя, Болонья и Верона, их было более 50 000).
  • Восстановление великих соборов
  • Значительная миграция из страны в город (в Италии уровень урбанизации достиг 20%, что сделало ее самым урбанизированным обществом в мире в то время)
  • Аграрная революция
  • Развитие торговли

Упадок феодализма и рост городов влияли друг на друга; например, спрос на предметы роскоши привел к увеличению торговли, что привело к тому, что все большее число торговцев стали богатыми, которые, в свою очередь, потребовали больше предметов роскоши.

Palazzo della Signoria e Uffizzi, Флоренция: Флоренция была одним из самых важных городов-государств в Италии.

Передача культуры и знаний

Итальянские торговые пути, которые охватывали Средиземное море и за его пределами, также были основными проводниками культуры и знаний. Восстановление утерянных греческих текстов, которые были сохранены арабскими учеными после завоевания крестоносцами глубин Византии, возродило средневековую философию в эпоху Возрождения XII века.Кроме того, византийские ученые мигрировали в Италию во время и после османского завоевания византийцев между XII и XV веками и сыграли важную роль в инициировании новых лингвистических исследований эпохи Возрождения в недавно созданных академиях во Флоренции и Венеции. Ученые-гуманисты искали древние рукописи в монастырских библиотеках и нашли Тацита и других латинских авторов. Повторное открытие Витрувия означало, что архитектурные принципы античности могут быть соблюдены еще раз, и художники эпохи Возрождения были поощрены в атмосфере гуманистического оптимизма превзойти достижения Древних, таких как Апеллес, о котором они читали.

Венеция и Османская империя: ускоренный курс Всемирная история # 19 : Джон Грин обсуждает странные и взаимовыгодные отношения между республикой, городом-государством Венецией и империей, османами, и как изучение истории может помочь вам быть лучшим парнем и / или девушкой. Вместе Османская империя и Венеция разбогатели, облегчая торговлю: у венецианцев были корабли и мореходные навыки; Османы имели доступ ко многим из самых ценных товаров в мире, особенно к перцу и зерну.Работая вместе, преодолевая культурные и религиозные различия, они оба стали очень богатыми, а османы стали одним из самых могущественных политических образований в мире.

Политика Италии

В итальянской политике эпохи Возрождения доминировал растущий купеческий класс, особенно одна семья, Дом Медичи, чья власть во Флоренции была почти абсолютной.

Цели обучения

Опишите тонкости итальянской политики того времени

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Северная и Центральная Италия стали процветающими в позднем средневековье благодаря росту международной торговли и возвышению торгового класса, который в конечном итоге получил почти полный контроль над правительствами итальянских городов-государств.
  • Популярным объяснением итальянского Возрождения является тезис о том, что основным импульсом раннего Возрождения была длительная серия войн между Флоренцией и Миланом, в результате которых ведущие деятели Флоренции сплотили народ, представив войну как войну между свободными республика и деспотическая монархия.
  • Дом Медичи был итальянской банковской семьей, политической династией, а затем королевским домом во Флоренции, которые были главными спонсорами искусства и архитектуры в раннем и Высоком Возрождении.
Ключевые термины
  • Дом Медичи : итальянская банковская семья, политическая династия, а затем и королевский дом во Флорентийской республике в первой половине 15 века, оказавшие большое влияние на подъем итальянского Возрождения.
  • Столетняя война : серия конфликтов, развязанных с 1337 по 1453 год Домом Плантагенетов, правителями Королевства Англии, против Дома Валуа, правителей Королевства Франции, за контроль над Королевством Франция. .

Италия в позднем средневековье

К позднему средневековью (примерно с 1300 г.) Лацио, бывший центр Римской империи, и южная Италия были в целом беднее, чем север. Рим был городом древних руин, а Папская область была слабо управляема и уязвима для внешнего вмешательства, такого как Франция, а затем Испания. Папство было оскорблено, когда на юге Франции было создано Авиньонское папство в результате давления французского короля Филиппа Прекрасного.На юге Сицилия в течение некоторого времени находилась под иностранным господством арабов, а затем норманнов. Сицилия процветала в течение 150 лет во время Сицилийского эмирата, а затем в течение двух столетий во время Нормандского королевства и королевства Гогенштауфен, но пришла в упадок к позднему средневековью.

Повышение класса торговцев

Напротив, Северная и Центральная Италия стали намного более процветающими, и было подсчитано, что этот регион был одним из самых богатых в Европе.Новый меркантильный правящий класс, завоевавший свое положение благодаря финансовым навыкам, приспособил к своим целям феодально-аристократическую модель, которая доминировала в Европе в средние века. Особенностью Средневековья в Северной Италии был рост городских коммун, которые вышли из-под контроля епископов и местных графов. В значительной части региона земельная знать была беднее, чем городские патриархи в условиях высокой средневековой денежной экономики, чей инфляционный рост привел к обнищанию землевладельческих аристократов.Рост торговли в период раннего Возрождения усилил эти характеристики.

Это изменение также дало купцам почти полный контроль над правительствами итальянских городов-государств, снова увеличив торговлю. Одним из наиболее важных последствий этого политического контроля была безопасность. Те, кто стал чрезвычайно богатым в феодальном государстве, постоянно подвергались риску столкнуться с монархией и конфисковать свои земли, как это, как известно, произошло с Жаком Кером во Франции. Северные штаты также соблюдали многие средневековые законы, которые серьезно препятствовали торговле, например, законы против ростовщичества и запреты на торговлю с нехристианами.В городах-государствах Италии эти законы были отменены или переписаны.

XIV век стал свидетелем серии катастроф, приведших к спаду европейской экономики, включая Столетнюю войну, Черную смерть и многочисленные голода. Именно в этот период нестабильности жили авторы эпохи Возрождения, такие как Данте и Петрарка, и первые движения искусства эпохи Возрождения были замечены, особенно в реализме Джотто. Парадоксально, но некоторые из этих бедствий помогли установить эпоху Возрождения.Черная смерть уничтожила треть населения Европы. В результате нехватка рабочей силы увеличивала заработную плату, и поэтому уменьшившееся население было намного богаче и лучше кормилось, и, что значительно, имело больше излишков денег, которые можно было тратить на предметы роскоши. Когда в начале 15 века заболеваемость чумой стала снижаться, опустошенное население Европы снова начало расти. Новый спрос на продукты и услуги также помог создать растущий класс банкиров, торговцев и квалифицированных ремесленников.

Воюющие итальянцы

Северная Италия и верхняя часть Центральной Италии были разделены на ряд враждующих городов-государств, самыми могущественными из которых были Милан, Флоренция, Пиза, Сиена, Генуя, Феррара, Мантуя, Верона и Венеция.Высокая средневековая Северная Италия была далее разделена длительной битвой за господство между силами папства и Священной Римской империи; каждый город присоединился к той или иной фракции, но внутри был разделен между двумя враждующими сторонами, гвельфами и гибеллинами. Война между государствами была обычным явлением, но вторжение извне Италии ограничивалось периодическими вылазками императоров Священной Римской империи. На этом фоне развивалась политика эпохи Возрождения. С 13 века, когда армии в основном состояли из наемников, процветающие города-государства могли выставить значительные силы, несмотря на их малое население.В течение 15 века самые могущественные города-государства аннексировали своих более мелких соседей. Флоренция захватила Пизу в 1406 году, Венеция захватила Падую и Верону, а Миланское герцогство аннексировало ряд близлежащих территорий, включая Павию и Парму.

Популярным объяснением итальянского Возрождения является тезис, впервые выдвинутый историком Гансом Бароном, о том, что основным импульсом раннего Возрождения была длительная серия войн между Флоренцией и Миланом. К концу 14 века Милан стал централизованной монархией под контролем семьи Висконти.Джангалеаццо Висконти, правивший городом с 1378 по 1402 год, прославившийся как своей жестокостью, так и своими способностями, приступил к созданию империи в Северной Италии. Он начал длинную серию войн, в которой Милан неуклонно завоевывал соседние государства и побеждал различные коалиции во главе с Флоренцией, которые тщетно пытались остановить наступление. Кульминацией этого стала осада Флоренции в 1402 году, когда казалось, что город обречен на падение, прежде чем Джангалеаццо внезапно умер и его империя рухнула.

Тезис Барона предполагает, что во время этих долгих войн ведущие деятели Флоренции сплотили народ, представляя войну как войну между свободной республикой и деспотической монархией, между идеалами Греческой и Римской республик и идеалами Римской империи и средневековья. королевства. Для Барона самой важной фигурой в разработке этой идеологии был Леонардо Бруни. Это кризисное время во Флоренции было периодом совершеннолетия самых влиятельных фигур раннего Возрождения, таких как Гиберти, Донателло, Мазолино и Брунеллески.Проникнувшие республиканской идеологией, они позже стали отстаивать республиканские идеи, которые оказали огромное влияние на эпоху Возрождения.

Семья Медичи

Дом Медичи был итальянской банковской семьей, политической династией, а затем и королевским домом, который впервые начал приобретать известность при Козимо де Медичи во Флорентийской республике в первой половине 15 века. Семья возникла в регионе Муджелло в сельской местности Тосканы, постепенно росла, пока не смогла финансировать банк Медичи.Банк был крупнейшим в Европе в 15 веке, что помогло Медичи получить политическую власть во Флоренции, хотя официально они оставались гражданами, а не монархами. Самыми большими достижениями Медичи были спонсорство искусства и архитектуры, в основном искусства и архитектуры раннего и высокого Возрождения. Медичи были ответственны за большую часть флорентийского искусства во время своего правления.

Их богатство и влияние изначально были связаны с торговлей текстилем, которой руководила гильдия Arte della Lana .Как и другие семьи синьоров, они доминировали в правительстве своего города, они смогли подчинить Флоренцию своей семье и создали среду, в которой могли процветать искусство и гуманизм. Они, наряду с другими семьями Италии, такими как Висконти и Сфорца из Милана, Эсте из Феррары и Гонзага из Мантуи, способствовали рождению итальянского Возрождения. Семья Медичи была связана с большинством других элитных семей того времени посредством браков по расчету, партнерства или работы, поэтому семья занимала центральное положение в социальной сети.Некоторые семьи имели систематический доступ к остальной части элитных семей только через Медичи, возможно, аналогично банковским отношениям.

Банк Медичи был одним из самых процветающих и уважаемых учреждений в Европе. По некоторым оценкам, семья Медичи какое-то время была самой богатой семьей в Европе. С этой базы они приобрели политическую власть сначала во Флоренции, а затем в более широкой Италии и Европе. Заметным вкладом в профессию бухгалтера стало улучшение системы главной бухгалтерской книги за счет разработки системы бухгалтерского учета с двойной записью для отслеживания кредитов и дебетований.Семья Медичи была одной из первых компаний, использовавших эту систему.

Козимо ди Джованни де Медичи был первым представителем политической династии Медичи и имел огромную политическую власть во Флоренции. Несмотря на его влияние, его власть не была абсолютной; Законодательные советы Флоренции временами сопротивлялись его предложениям, что, например, было бы недопустимо для Висконти Милана. На протяжении всей своей жизни он всегда был primus inter pares , то есть первым среди равных.Его власть над Флоренцией проистекала из его богатства, которое он использовал для контроля голосов. Поскольку Флоренция гордилась своей «демократией», Медичи делал вид, что у него мало политических амбиций, и нечасто занимал государственные должности. Эней Сильвий, епископ Сиены, а затем Папа Пий II, сказал о нем: «Политические вопросы решаются в доме [Козимо]. Человек, которого он выбирает, занимает пост … Он решает мир и войну … Он король во всем, кроме имени ».

Козимо ди Джованни де Медичи: Портрет Козимо Медичи, найденный в доме Медичи, работы Якопо Понтормо; Лавровая ветвь (il Broncone) была символом, которым пользовались и его наследники.

Церковь эпохи итальянского Возрождения

Новые гуманистические идеалы Возрождения, хотя и более светские во многих аспектах, развивались на христианском фоне, и церковь покровительствовала многим произведениям искусства эпохи Возрождения.

Цели обучения

Проанализировать роль церкви в Италии во времена Возрождения

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Возрождение началось во времена религиозных потрясений, особенно вокруг папства, кульминацией которых стал западный раскол, в котором трое мужчин одновременно заявили, что они являются истинными папами.
  • Новое взаимодействие с греческими христианскими работами в эпоху Возрождения, и особенно возвращение к оригинальному греческому языку Нового Завета, продвигаемое гуманистами Лоренцо Валла и Эразмом, помогло проложить путь протестантской Реформации.
  • Папа стал не только главой церкви, но и одним из самых важных светских правителей Италии, а такие понтификы, как Юлий II, часто вели кампании по защите и расширению своих светских владений.
  • Контрреформация была периодом возрождения католиков, начавшимся в ответ на протестантскую Реформацию.
Ключевые термины
  • неоплатонизм : философская традиция, возникшая в 3 веке н.э., основанная на философии Платона, которая включала описание происхождения всей реальности из единого принципа, «Единого». Плотин традиционно считается основателем этой школы.
  • Западный раскол : Раскол внутри Римско-католической церкви, продолжавшийся с 1378 по 1417 год, когда трое мужчин одновременно утверждали, что они истинные папы.
  • Контрреформация : Период возрождения католицизма, начавшийся в ответ на протестантскую Реформацию.

Церковь в позднем средневековье

Эпоха Возрождения началась во времена религиозных потрясений. Позднее Средневековье было периодом политических интриг вокруг папства, кульминацией которых стал западный раскол, в котором трое мужчин одновременно заявили о себе как о истинных папах. В то время как раскол был разрешен Констансским собором (1414 г.), возникшее в результате реформаторское движение, известное как соборность, стремилось ограничить власть папы.Хотя в конечном итоге на Пятом Латеранском соборе (1511 г.) папство стало верховным в церковных делах, его преследовали постоянные обвинения в коррупции, в первую очередь в лице Папы Александра VI, которого обвиняли по-разному в симонии, кумовстве и отцовстве. четверо детей.

Папа Александр VI: Александр VI, Папа Борджиа, печально известный своей коррупцией.

Церковники, такие как Эразм и Лютер, предлагали церкви реформу, часто основанную на гуманистической текстуальной критике Нового Завета.В октябре 1517 года Лютер опубликовал Девяносто пять тезисов , оспаривая власть папы и критикуя ее предполагаемую коррупцию, особенно в отношении случаев продажи индульгенций. Девяносто пять тезисов привели к Реформации, разрыву с Римско-католической церковью, ранее претендовавшей на гегемонию в Западной Европе. Таким образом, гуманизм и Возрождение сыграли непосредственную роль в разжигании Реформации, а также во многих других религиозных дебатах и ​​конфликтах, существовавших в то время.

Папа Павел III вступил на папский престол (1534–1549) после разграбления Рима в 1527 году, когда в католической церкви после протестантской Реформации преобладала неопределенность. Николай Коперник посвятил De Revolutionibus orbium coelestium (О вращении небесных сфер) Павлу III, который стал дедом Алессандро Фарнезе (кардинал), у которого были картины Тициана, Микеланджело и Рафаэля, а также важная коллекция рисунков, и кто заказал шедевр Джулио Кловио, возможно, последний крупный иллюминированный манускрипт, Часы Фарнезе.

Церковь и эпоха Возрождения

Город Рим, папство и Папская область были затронуты эпохой Возрождения. С одной стороны, это было время великого художественного покровительства и архитектурного великолепия, когда церковь помиловала и даже спонсировала таких художников, как Микеланджело, Брунеллески, Браманте, Рафаэль, Фра Анджелико, Донателло и да Винчи. С другой стороны, богатые итальянские семьи часто обеспечивали епископские должности, в том числе папство, для своих членов, некоторые из которых были известны своей аморальностью.

В возрождении неоплатонизма и других древних философий гуманисты эпохи Возрождения не отвергли христианство; Напротив, ему были посвящены многие величайшие произведения эпохи Возрождения, и церковь покровительствовала многим произведениям искусства эпохи Возрождения. Новые идеалы гуманизма, хотя и более светские в некоторых аспектах, развивались на христианском фоне, особенно в период Северного Возрождения. В свою очередь, Возрождение оказало глубокое влияние на современное богословие, особенно на то, как люди воспринимали отношения между человеком и Богом.

Пьета Микеланджело в базилике Святого Петра, Ватикан: Пьета Микеланджело олицетворяет характер искусства эпохи Возрождения, сочетая классическую эстетику греческого искусства с религиозными образами, в данном случае Мать Мария держит тело Иисуса после распятия.

Папа стал не только главой церкви, но и одним из самых важных светских правителей Италии, а такие понтификы, как Юлий II, часто вели кампании по защите и расширению своих светских владений.Кроме того, папы, в духе изощренного соревнования с другими итальянскими лордами, щедро тратили как на частную роскошь, так и на общественные работы, ремонтируя или строя церкви, мосты и великолепную систему акведуков в Риме, которые действуют и сегодня.

С 1505 по 1626 год базилика Святого Петра, возможно, самая известная христианская церковь, была построена на месте старой Константиновской базилики в Риме. Это было время усиленного контакта с греческой культурой, открытия новых возможностей обучения, особенно в области философии, поэзии, классики, риторики и политологии, воспитания духа гуманизма — все это повлияло на церковь.

Контрреформация

Контрреформация, также называемая католической реформацией или католическим возрождением, была периодом возрождения католиков, начавшимся в ответ на протестантскую реформацию, начиная с Тридентского собора (1545–1563 гг.) И заканчивая окончанием Тридцати лет. ‘Война (1648 г.). Контрреформация представляла собой комплексное усилие, состоящее из четырех основных элементов — церковной или структурной реконфигурации, новых религиозных орденов (таких как иезуиты), духовных движений и политической реформы.

Такие реформы включали создание семинарий для надлежащего обучения священников духовной жизни и богословским традициям церкви, реформу религиозной жизни путем возвращения порядков к их духовным основам и новые духовные движения, сосредоточенные на религиозной жизни и личные отношения со Христом, включая испанских мистиков и французскую духовную школу. Это также было связано с политической деятельностью, включая римскую инквизицию. Одним из основных направлений Контрреформации была миссия по достижению тех частей мира, которые были колонизированы как преимущественно католические, а также попытка реорганизации территорий, таких как Швеция и Англия, которые когда-то были католическими, но были протестантизированы во время христианства. Реформация.

Век в центре внимания | Итальянский | Иммиграция и переселение в истории США | Учебные материалы в Библиотеке Конгресса | Библиотека Конгресса

Итало-американские дети, Нью-Йорк.

По мере продвижения 20-го века итальянские иммигранты неуклонно входили в основные течения американского общества. К 1920-м и 30-м годам поколение иммигрантов начало видеть, как их дети растут как американцы — процесс, к которому многие иммигранты относились с некоторой двойственностью.Система государственных школ США предоставила детям-иммигрантам новый язык, новый набор патриотических символов, погружение школьного двора в популярную культуру США, а иногда даже новое англизированное имя. В то же время, однако, этот процесс часто создавал культурный разрыв между вторым, американизированным, поколением и их родителями, которые всегда принадлежали, по крайней мере частично, старой стране.

Со временем итальянские американцы добились прогресса в рабочей силе США. Вскоре основные профсоюзы открыли свои двери для рабочих-иммигрантов, и итальянцы смогли продолжить свою деятельность в гораздо большем масштабе.По мере накопления опыта итальянские американцы смогли перейти к более широкому кругу профессий и стали все больше владельцев и менеджеров бизнеса. Работы итальянско-американских авторов начали появляться в книжных магазинах, а неаполитанский тенор Энрико Карузо стал самым продаваемым художником как среди итальянцев, так и не итальянцев. С процветанием пришло большее политическое влияние, и по мере приближения выборов кандидаты начали заискивать перед итало-американскими ассоциациями.

С наступлением Второй мировой войны американцы итальянского происхождения навсегда вошли в центр У.С. Культурная жизнь. Около миллиона итальянских американцев служили в вооруженных силах, около 5 процентов итало-американского населения и еще миллионы работали в военной промышленности. Как и в случае со многими другими группами иммигрантов, национальная служба принесла итальянским американцам еще большую социальную мобильность, больший доступ к образованию и более высокий авторитет в народном воображении страны. Согласно одному сообщению, итало-американская авиастроительная Роза Бонавита стала вдохновением для создания иконы 20-го века, Рози Клепальщицы.

Начиная с 1940-х годов, детей итальянских иммигрантов можно было найти во всех регионах США, почти в любой карьере и почти в любой сфере жизни. Это было особенно верно в Нью-Йорке, где итальянско-американская культура вскоре стала основным компонентом индивидуальности города. Для многих американцев давний мэр города Фьорелло Ла Гуардия был энергичным и эрудированным послом как своего города, так и своего национального наследия. Чтобы получить исчерпывающую коллекцию фотографий итальянских американцев в годы войны, особенно в Нью-Йорке, посетите собрание «Управление безопасности фермы / Управление военной информации. Черно-белые негативы» и выполните поиск по запросу «американец итальянского происхождения».«

С взрывом средств массовой информации после войны, итальянские американцы стали повсеместными. Казалось, что в авангарде каждого аспекта шоу-бизнеса, политики, науки и искусства находятся выдающиеся американцы итальянского происхождения. Рокки Марчиано произвел революцию в боксе. Дайан Ди Прима стала пионером в грубой поэзии и прозе битников. Энрико Ферми продолжил свою получившую Нобелевскую премию работу над загадками атома, став, возможно, величайшим физиком из ныне живущих.

Джо Ди Маджио, сын рыбака из Сан-Франциско, привел «Нью-Йорк Янкиз» к девяти чемпионатам Мировой серии.Эфиром руководили певцы Перри Комо и Дин Мартин, а Хобокен, Фрэнк Синатра из Нью-Джерси, какое-то время был самым популярным артистом в Соединенных Штатах.

Сегодня итальянские американцы представлены во всем американском обществе, от Верховного суда до Национальной академии наук и Национальной баскетбольной ассоциации. Спустя более чем сто лет после того, как началась великая эра итальянской иммиграции, дети, внуки и правнуки первых иммигрантов продолжают праздновать наследие, которое их предки принесли в свой новый дом.

Адаптивные агенты, политические институты и гражданские традиции в современной Италии

АРТУР, Б. 1989. «Конкурирующие технологии, увеличение прибыли и привязка к историческим событиям». The Economic Journal 99: 394 (март): 116-131.

Аксельрод, Р. 1997. «Распространение культуры: модель с локальной конвергенцией и глобальной поляризацией». Журнал разрешения конфликтов 41: 2 (апрель): 203-206.

Аксельрод, Р. и С. Беннет. 1993. «Ландшафтная теория агрегирования».» Британский журнал политических наук 23: 2 (апрель): 211-233.

БАРКАН, Дж., М. МакНалти и М. Айени. 1991. «Добровольные ассоциации родного города, местное развитие и появление гражданского общества в Западной Нигерии». Журнал современных африканских исследований 29: 3 (сентябрь): 457-480.

БАРТЛЕТТ, Р. 1993. Создание Европы: завоевание, колонизация и культурные изменения. Принстон: Издательство Принстонского университета.

БЕРНХАРД, М.1993. «Гражданское общество и переход к демократии в Центрально-Восточной Европе». Политология Ежеквартально 108: 2 (лето): 307-326.

BOND, D .; Дж. К. Дженкинс; К. Тейлор и К. Шок. 1997. «Картографирование массовых политических конфликтов и гражданского общества: проблемы и перспективы автоматизированного сбора данных о событиях». Журнал разрешения конфликтов 41: 4 (август): 553-579.

БУТ, Дж. И П. Ричард. 1998. «Гражданское общество, политический капитал и демократизация в Центральной Америке».» Политический журнал 60: 3 (август): 780-800.

БОЙЛ, П. 1996. «Родители, частные школы и политика зарождающегося гражданского общества в Камеруне». Журнал современных африканских исследований 34: 4 (декабрь): 609-622.

BREHM, J. and W. Rahn. 1997. «Доказательства на индивидуальном уровне причин и последствий социального капитала». Американский журнал политических наук 41: 3 (июль): 999-1023.

CASTI, J. 1998. «Потенциальные миры: как моделирование меняет границы науки». Нью-Йорк: Джон Вили и сыновья.

КОЭН, М., Р. Риоло и Р. Аксельрод. 2000. «Роль социальной структуры в поддержании кооперативных режимов». Рациональность и общество 13 (2000): 5-32

КОЛЕМАН, Дж. 1988. «Социальный капитал в создании человеческого капитала». Американский журнал социологии 94 (Приложение): S95-S120.

DI PALMA, G. 1990. Для создания демократии: эссе о демократических переходах. Беркли: Калифорнийский университет Press.

ЭМЕРСОН Р. 1969. «Проблема идентичности, самости и имиджа в новых странах: положение в Африке». Сравнительная политика 1: 3 (апрель): 297-312.

ГИЛБЕРТ, Н. и П. Терна. 1999. «Как построить и использовать агент-ориентированные модели в социальных науках». Разум и общество 1 (май): 57-72.

ГЛАЗЕР, Д. 1997. «Южная Африка и границы гражданского общества». Journal of Southern African Studies 23: 1 (март): 5-25.

ГОЛДБЕРГ, E. 1996. «Размышляя о том, как работает демократия». Политика и общество 24: 1 (март): 7-18.

ГОЛДСТОУН, Дж. 1998. «Исходные условия, общие законы, зависимость от пути и объяснения в исторической социологии». Американский журнал социологии 104: 3 (ноябрь): 829-845.

GREIF, A. 1992. «Учреждения и международная торговля: уроки коммерческой революции». Обзор американской экономики . 82: 2 (май): 128-33.

ГРЕЙФ, А.1992. «Исторические перспективы экономики торговли». Журнал экономической истории 82: 2 (май): 128-33.

GREIF, A., P. Milgrom, B. Weingast. 1994. «Координация, обязательство и принуждение: Дело о торговой гильдии». Журнал политической экономии 102: 4 (август): 745-76.

HARROP, J. 2000. Политическая экономия интеграции в Европейском Союзе . Англия: Элгар.

ХОЛЛАНД, Дж. 1998. Возникновение: от хаоса к порядку .Массачусетс: Эддисон-Уэсли.

ХОЛЛАНД, Дж. И Дж. Миллер. 1991. « Искусственные адаптивные агенты в экономической теории ». (Совместно с Дж. Холландом) American Economic Review, Papers and Proceedings 81 (май): 365-70.

КАПИЛ А. 1995. «История Алжира с момента обретения независимости». Middle East Journal 49: 2 (Весна): 339-341.

КИМ, С. 1997. «Государство и гражданское общество в демократической консолидации Южной Кореи: действительно ли битва окончена?» Обзор Азии 37:12 (декабрь): 1135-1144.

KOTZE, H. and P. Du Toit. 1995. «Государство, гражданское общество и переход к демократии в Южной Африке: обзор отношения элиты». Журнал Разрешение конфликтов . 39: 1 (март): 27-48.

ЛЕВИ, М. 1996. «Социальный и несоциальный капитал: обзорное эссе Роберта Патнэма, заставляющего работать демократию». Политика и общество 24: 1 (март): 45-55.

ЛИБОВИЦ, С.Дж. и Э. Марголисс. 1995. «Зависимость от пути, привязка и история». Журнал права, экономики и организации 11: 205-226.

MAHONEY, J. 2001. Наследие либерализма: зависимость от пути и политические Режимы в Центральной Америке . Балтимор: Johns Hopkins Press.

Маккай, Д. 1996. «Городское развитие и гражданское сообщество: сравнительный анализ». Британский журнал политических наук 26: 1 (январь): 1-23.

МОНГА, C. 1995. «Гражданское общество и демократизация во франкоязычной Африке». Журнал современных африканских исследований 33: 3 (сентябрь): 359-379.

МЮЛЛЕР, Э. и М. Селигсон. 1994. «Гражданская культура и демократия: вопрос причинно-следственной связи». Американская политология Review 88: 3 (сентябрь): 635-652.

СЕВЕР, Д. 1981. Структура и изменения в экономической истории . Нью-Йорк: W.W. Нортон.

СЕВЕР, Д. 1990. Институты, институциональные изменения и экономическая эффективность . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

ОКСХОРН, П.1995. Организация гражданского общества: народные круги и борьба за Демократия в Чили . Университетский парк: Государственный университет Пенсильвании.

ПАКСТОН, П. 1999. «Снижается ли социальный капитал в Соединенных Штатах? Оценка по множественным показателям», Американский журнал социологии 105: 1 (июль): 88-127.

ПЕДЕРСОН, Т. 1994. Европейский Союз и страны ЕАСТ: расширение и интеграция . Нью-Йорк: Издательство Св. Мартина.

ПИЕРСОН, П.2000. «Повышение отдачи, зависимость от пути и изучение политики». Обзор американской политической науки . 94: 2 (июнь): 251-267.

ПРОССЕР, Г. и У. Р. Луи. 1982. Передача власти в Африке: деколонизация 1940-1960 . Нью-Хейвен: издательство Йельского университета.

ПУТНАМ, Р. 1993. Как заставить демократию работать: гражданские традиции в современной Италии. Принстон: Издательство Принстонского университета.

РЕЙЛЛИ, К. (ред.). 1995. Новые пути к демократическому развитию в Латинской Америке: рост сотрудничества между НПО и муниципалитетами .Боулдер: Lynne Rienner Publishers.

RICE, T. и J. Feldman. 1997. «Гражданская культура и демократия от Европы до Америки». Политический журнал 59: 4 (ноябрь): 1143-1172.

RONIGER, L. и A. Gunes-Ayata (ред.). 1994. Демократия, клиентелизм и гражданство Общество . Боулдер: Lynne Rienner Publishers.

САБЕТТИ, Ф. 1996. «Зависимость от пути и гражданская культура: некоторые уроки Италии об интерпретации социальных экспериментов».» Политика и общество 24: 1 (март): 19–44.

СПРУЙТ, Х. 1994. Суверенное государство и его конкуренты. Принстон: Издательство Принстонского университета.

САЛЛИВАН, Д. Дж. 1996. «НПО в Палестине: агенты развития и основание гражданского общества». Журнал палестинских исследований 25: 3 (Весна): 93-100.

ТАМАРИ, С. 1990. «Ограниченное восстание и гражданское общество: дилемма восстания». Middle East Report 164/165 (май-август): 4-8.

ТАРРОУ, С. 1996. «Заставить социальные науки работать в пространстве и времени: критическое размышление о работе Роберта Патнэма « Как заставить демократию работать »». Обзор американской политической науки 90: 2 (июнь): 389-397.

ТИЛЛИ, гл. (ред.). 1975. Формирование национальных государств в Западной Европе . Принстон: Издательство Принстонского университета.

Варшней, A. 2002. Этнический конфликт и гражданская жизнь: индуисты и мусульмане в Индии . Нью-Хейвен: издательство Йельского университета.

ВАПНЕР, П. 1995. «Политика за пределами государства: экологическая активность и мировая гражданская политика». Мировая политика 47: 3 (апрель): 311-340.

ВЕЙНБАУМ, М. 1996. «Гражданская культура и демократия в Пакистане». Обзор Азии 36: 7 (июль): 639-654.

Янсане, А. Ю. 1980. Деколонизация и зависимость: проблемы развития африканских обществ. Вестпорт: Greenwood Press.

Как итальянским фашистам удалось захватить Италию.

Выдержка из Обычное насилие в Италии Муссолини Майкла Р. Эбнера. Опубликовано издательством Кембриджского университета.

Эта статья дополняет фашизм, Slate Academy . Чтобы узнать больше и зарегистрироваться, посетите Slate.com/Fascism .

Во время прилива « squadrismo » члены движения Fasci Italiani di Combattimento , которые сформируют официальную фашистскую партию к 1922 году, мобилизовали десятки тысяч, даже сотни тысяч итальянских мужчин, которые провели тысячи актов жестокого насилия в своих общинах и соседних городах, поселках, деревнях и деревнях.

До этого «взлета» провинциального фашизма фашисты изначально были городским явлением, движимым в первую очередь национализмом. Они желали отомстить социалистам и другим, кто не поддерживал участие Италии в Великой войне. Еще до окончания войны ветераны, которые впоследствии стали фашистами, призывали к искоренению «внутренних врагов» Италии, которых они считали ответственными за сокрушительное поражение Италии от австро-венгерских и немецких войск в битве при Капоретто в 1917 году. 1 Фашистские нападения на социалистов, по словам Бенито Муссолини, были подобны нападению «на австрийский окоп». Он заявил: «Это героизм… Это насилие, которое я одобряю и которое я превозносю. Это насилие фашизма ». 2

Подъем фашизма в провинциях долины реки По на севере Италии произошел в ответ на замечательный послевоенный рост социалистической власти. В течение biennio rosso (два красных года), между 1918 и 1920 годами, социалисты добились огромных успехов на выборах на национальном и местном уровнях, в то время как профсоюзы вызвали волну беспрецедентных в истории Италии забастовок.В долине реки По социалисты создали виртуальное «государство в государстве», получив контроль над муниципальным правительством, биржами труда и крестьянскими союзами (союзами). Социалисты также основали кооперативы, культурные кружки, таверны и спортивные клубы. 3 Такие организации рабочего класса осуществляли свою власть в основном с помощью законных средств — выборов, бойкотов, забастовок и демонстраций, которые, тем не менее, часто приводили к столкновениям с полицией с ранениями и гибелью обеих сторон.

Политическая культура и общественный порядок были радикально изменены: грубые крестьяне и рабочие заняли залами власти, а красные флаги свисали с ратушей.Для землевладельцев жизнь в этом новом «красном» государстве означала более высокую заработную плату, более высокие налоги, снижение прибыли, потерю управленческих полномочий, ухудшение прав частной собственности и угрозу социальной революции. Более того, демонстрация красных флагов, бюсты Маркса и интернационалистские лозунги оскорбляли националистические и патриотические настроения среднего класса. 4 Консерваторы осудили «красный террор» и «зверства» этого периода, хотя землевладельцы и средний класс не подвергались реальной физической опасности. 5 Они не подвергались физическому насилию, их дома, офисы или частная собственность не были повреждены или разрушены. Тем не менее, с их точки зрения, они жили в перевернутом мире. Социалисты фактически «захватили власть», и либеральное государство, казалось, потеряло контроль над законностью и порядком.

В провинциальных центрах фашистское насилие первоначально использовалось для того, чтобы сломить социалистический контроль над местной администрацией и профсоюзами. Фашисты прерывали митинги, избивали выборных должностных лиц и делали невозможной работу местных властей.В частности, социалистов запугивали, угрожали и даже избивали до тех пор, пока они не подали в отставку. Последствия для Социалистической партии, которая была совершенно не готова противостоять организованному военизированному насилию, были катастрофическими. В провинции Болонья, одной из «самых красных» провинций во всей долине реки По, где Итальянская социалистическая партия (PSI) получила почти три четверти голосов в 1919 году, фашисты разгромили Социалистическую партию за несколько месяцев. В период с марта по май 1921 года отряды разрушили десятки газетных офисов, трудовых палат, крестьянских союзов, кооперативов и общественных клубов. 6

По всей северной и центральной Италии фашисты повторили этот подвиг. Завоевав крупные провинциальные центры, фашисты расселились по городкам и деревням. Крупные города предоставили стартовые позиции для атак на другие города. Укрепив власть в этих местах, отряды переместились в более периферийные районы. Недавно основанные fasi были местными инициативами, организованными фашистами, которые понимали жизнь этого места. Лидерами часто были местные жители, которые питали особую неприязнь к социалистам, будь то экономическая, политическая или личная.При необходимости более сильная фасция , расположенная поблизости, оказывала поддержку военизированным формированиям. После искоренения социалистов из общины фашисты обычно проводили публичную церемонию открытия нового фасада fasio . Когда фашизм проник в небольшие сельские общины, он стал беспрецедентным в истории Италии массовым движением.

Как заметил Адриан Литтелтон, наиболее непосредственной и мощно символической формой насилия отряда было уничтожение институтов Социалистической партии, «но« завоевание »социалистических организаций и муниципалитетов было усилено и стало возможным благодаря террору, направленному против частные лица. 7 Крестьянские союзы, кооперативы, рабочие дома и общественные клубы — вся инфраструктура социалистического «государства» — были крайне узкими учреждениями, организованными вокруг популярных, харизматичных политических и рабочих лидеров. 8

Таким образом,

фашистские отряды практиковали сугубо личные, локализованные стратегии насилия и запугивания, нападая на самых известных и влиятельных «подрывников» в данной провинции, городе или комуне . Фашисты иногда избивали этих людей, иногда с намерением убить, но, возможно, чаще запугивали их до тех пор, пока они не были вынуждены покинуть город, тем самым обезглавливая их организации.Фашисты проводили выходные в погоне за выдающимися крестьянскими вождями по всей деревне.

Таким образом, жизнь рабочих лидеров наполнилась террором, особенно потому, что фашисты не ограничивали свои атаки публичной сферой. Нигде не было безопасно. Поздно ночью 10, 30 или даже 100 чернорубашечников, как стали называть эти члены отряда, иногда путешествуя из соседних городов, могли окружить дом, приглашая социалиста, анархиста или коммуниста на улицу, чтобы поговорить. Если они откажутся, фашисты проникнут силой или пригрозят причинить вред всей семье, поджигая дом. 9

В маленьких городках, где все знали друг друга, фашисты применяли ритуальное унижение своих врагов, мощную стратегию террора, понятную всем. Чернорубашечники заставляли своих противников пить касторовое масло и другие слабительные, а затем отправляли их домой, мучимые от боли и покрытые собственными фекалиями. В некоторых случаях отряды заставляли своих врагов испражняться на политически символических объектах: страницах выступления, манифесте, красном флаге и т. Д. После применения касторового масла фашисты иногда возили на грузовиках известных антифашистских лидеров, чтобы уменьшить их количество в глазах своих сторонников. 10 Они также публично обращались к своим противникам, раздевали их догола, избивали и приковывали наручниками к столбам на площадях и вдоль основных дорог. 11

Хотя отдельные лидеры рабочего класса могли быть готовы жить под постоянной угрозой физических нападений, большинство из них не желало подвергать свои семьи такой опасности. Лишенное руководства, мест для собраний, офисов, отчетов и симпатизирующих социалистическим городским советам, безземельное крестьянство стало объектом традиционной тактики помещиков, заключающейся в забастовке и запугивании.Разорвав союзы, фашисты заставили рабочих объединиться в «политически нейтральные» (фашистские) синдикаты. У уязвимых крестьян не было другого выбора, кроме как присоединиться к ним. Землевладельцы использовали свое обретенное положение власти, чтобы восстановить трудовые отношения до статус-кво 19 годов века.

Самая явная цель отрядов — уничтожение «большевизма» — была быстро достигнута, но насилие не утихало. Только сохраняя эту «революционную» ситуацию, фашистское движение могло подорвать либеральное государство и продолжить свое стремление к политической власти.Кроме того, на местном уровне насилие и преступность сохранялись более или менее независимо от каких-либо ближайших более крупных политических целей. Сила Рас и узы товарищества отрядов зависели от фашистов, поддерживающих состояние беззакония и инициирующих новые атаки. 12 Незаконная деятельность усилила чувство принадлежности и эмоциональной взаимозависимости среди отрядов, что затрудняло выход отдельных чернорубашечников из отрядов или воздержание от насильственных действий.Любое отступление, любое возвращение к нормальной жизни потребовало бы иметь дело с потенциально серьезными юридическими и психологическими последствиями. 13 Таким образом, насилие стало цикличным и самоподдерживающимся. Отряды увековечивали атмосферу террора, постоянно выявляя новые жертвы. Неудивительно, что из-за своей интимной природы фашистское насилие было сформировано местными условиями: мелкой междоусобицей, личным соперничеством и другими мотивами, выходящими за рамки простой классовой войны.

«Покорив» и «усмирив» социалистические общины, фашисты затем утвердили свое господство над политическим и символическим использованием публичного пространства.Фашисты снесли красные флаги, бюсты Маркса и социалистические лозунги, заменив их итальянским флагом, бюстами короля и фасциями. Марши, парады и политические церемонии укрепили представление о том, что фашисты теперь доминировали в общественных местах, только недавно занятых социалистами. Это «представление» фашистского господства запугивало реальных и потенциальных врагов, а также способствовало сплочению и солидарности среди чернорубашечников. 14 Это также служило заверением провинциальной буржуазии в том, что их доминирующее социальное положение восстановлено.Консервативные и даже умеренно-либеральные провинциальные газеты выражали поддержку чернорубашечникам, восхваляя их «патриотизм» и уважение к «закону и порядку». 15

Новое фашистское «государство в государстве» сильно отличалось от двух предыдущих лет социалистической гегемонии. Путем незаконного насилия, а не выборов, фашисты контролировали правительственную администрацию и разрушали офисы, газеты, а также культурные и социальные организации социалистов, профсоюзов и крестьянских союзов.Циклическое насилие, направленное против местных лидеров, не позволило социалистам реорганизоваться. Массовые демонстрации, поддерживаемые полицией и классами владельцев собственности, были патриотическими, подтверждая примат нации над интернационализмом. В политическом, экономическом и социальном плане традиционные элиты вновь подтвердили свое господство над рабочими классами.

Несмотря на широкое географическое влияние и важность крупных, скоординированных действий межпровинциальных отрядов, фашистская «революция», или реакция, в основном состояла из тысяч интенсивно локальных эпизодов насилия.Фашисты и их жертвы воспринимали squadrismo как продолжение Великой войны, отряды прибегали к личному, весьма символическому, непосредственному насилию и убийствам, а не к массовым анонимным убийствам. По сути, хотя они могли быть чрезмерно жестокими, фашистские отряды практиковали избирательную, выверенную и спланированную экономию насилия.

Политическое насилие отряда начало разрушать институты либерального государства еще до того, как фашисты двинулись на Рим. 16 Внутри парламента депутаты обсуждали легитимность squadrismo.Сторонники правого фашизма считали его патриотичным и, следовательно, справедливым, в то время как социалистические и антифашистские либералы оплакивали упадок верховенства закона. Между тем, правительства Иваноэ Бономи (1921 г.) и Луиджи Факта (1922 г.), по-видимому, не смогли оценить масштабы явления, заявив, что случаи нападений на граждан и государство были «ограниченными и изолированными». 17 С одной стороны, это заблуждение кажется оправданным. Сообщения об убийствах, избиениях и поджогах появлялись, если вообще появлялись, в местных газетах, часто в разделах, посвященных общеуголовным преступлениям. 18 Таким образом, политическая элита, не имеющая личной связи с местностями, затронутыми фашистским террором, может быть оправдана за непонимание его масштабов.

С другой стороны, фашистское насилие глубоко повлияло на национальную политику. 19 Майским выборам 1921 года, в результате которых в парламент вошли 35 фашистов, предшествовала волна группового насилия, в результате которой всего за две недели 71 человек погиб и 216 человек были ранены. Фашисты атаковали кандидатов в их округах, в Риме и даже в парламенте.При созыве нового законодательного собрания фашистские депутаты отказались допустить депутата-коммуниста Франческо Мизиано в палату. Таким образом, фашисты успешно продвинули и достигли системы, в которой государственные агенты и политические лидеры терпели и даже узаконивали незаконное насилие со стороны правых, применяемое к социалистам, коммунистам, католикам Popolari и антифашистским либеральным умеренным. Хотя его успех не был неизбежен, Марш 1922 года на Рим стал фашистским переворотом против системы, институциональная целостность которой уже была серьезно подорвана. 20

«Марш на Рим» часто изображали как комическую оперу, «блеф». Но, как показала Джулия Альбанезе, это сопровождалось серьезным повсеместным насилием. В провинциях по всей Италии военизированные группы захватили контроль над префектурами, телеграфными отделениями, почтовыми отделениями и железнодорожными станциями. В Риме фашисты маршировали по популярным кварталам и разрушали офисы и места встреч левых газет, общественных клубов и кооперативов. 21

Фашисты также совершили набег на дома известных политиков, в том числе бывшего премьер-министра Франческо Нитти, выбросив их книги и мебель в окна и подожгли кучу.Тем временем в провинции фашисты захватили контроль над местными администрациями, которые до этого сопротивлялись. К концу 1922 года фашисты или профашисты контролировали практически все общинные администрации в Италии. 22 Наконец, была серьезно ограничена свобода прессы. В дни после 28 октября 1922 года фашисты не позволяли большинству крупных ежедневных газет публиковать новости о событиях. 23

29 октября 1922 года итальянский король назначил Муссолини премьер-министром.Муссолини возглавлял смешанный кабинет, состоящий из фашистов, националистов (которые были поглощены фашистами в 1923 году), либералов и Пополари. Многие политические элиты предполагали, что правительство Муссолини положит конец двухлетнему беспорядку с применением насилия, но этого не произошло. Забрав себе портфель министра внутренних дел, он контролировал итальянскую полицию. 24 Политическое насилие в годы после марша на Рим продолжало служить тем же целям, что и раньше: оно подавляло оппозицию, заменяло социалистические и нефашистские администрации и расширяло фашистский контроль над остальной частью Италии. 25 Муссолини иногда осуждал незаконную деятельность отрядов, но они действовали как двигатель, который двигал его правительство по пути к диктатуре.

Выдержка из Обычное насилие в Италии Муссолини Майкла Р. Эбнера. Опубликовано издательством Кембриджского университета.

1. См. Анджело Вентроне, La seduzione totalitaria: Guerra, modernita`, violenza politica , 1914–191 8 (Рим, 2003), 211–54.

2. Муссолини, OO , XIII: 64–6.

3. De Grazia, Культура согласия , 6–10.

4. См. Corner, Фашизм в Ферраре, , 76–84; и Литтелтон, «Фашизм и насилие», 259.

.

5. О преувеличении «красного насилия» см. Reichardt, Faschistische Kampfbu nde , 70–1.

6. Кардоза, Аграрные элиты и итальянский фашизм , 340–1.

7. Литтелтон, «Фашизм и насилие», 266.

8. См. Lupo, Il fascismo , 68–70.

9. О вторжениях в дома см. Partito Socialista Italiano, Inchiesta socialista sulle gesta dei fasisti in Italia (Милан, 1963), особенно. 21–4; см. также Franzinelli, Squadristi , 73.

10. Францинелли, Squadristi, 77–8.

11. Литтелтон, «Фашизм и насилие», 266–7.

12. Там же, 268–9.

13. Reichardt, Faschistische Kampfbu nde , 474–5.

14. Reichardt, Faschistische Kampfbu nde , 135–39; Литтелтон, «Фашизм и насилие», 269.

.

15. О поддержке провинциальных элит см. Corner, Fascism in Ferrara , 113–15; Кардоза, Аграрные элиты и итальянский фашизм , 309–10; Сноуден, Фашистская революция в Тоскане , 56–7, 226n158. Примеры умеренного и консервативного освещения в прессе см. В Alberghi, Il Fascismo in Emilia Romagna , 267–8.

16.Джулия Альбанезе, La Marcia su Roma: violenza e politica nella crisi dello stato liberale (Бари, 2006).

17. Петерсен, «Насилие в итальянском фашизме», 285.

.

18. Там же, 286.

19. Franzinelli, Squadristi , 77–8.

20. Albanese, Marcia su Roma , 36–41.

21. О насилии и марше на Рим см. Albanese, Marcia su Roma , 117–18.

22. Там же, 119–21, 127.

23.Там же, 100–1.

24. Литтелтон, Захват власти , 8–9.

25. Albanese, Marcia su Roma , 176.

Фонд конституционных прав

ФОНД КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ
Билль о правах в действии
ЛЕТО 2010 (Том 25, № 4)

Реакция и реформа

Уотергейтский скандал | Муссолини и рост фашизма | Земля, свобода и мексиканская революция

Муссолини и рост фашизма

Фашизм возник в Европе после Первой мировой войны, когда многие люди стремились к национальному единству и сильному руководству.В Италии Бенито Муссолини использовал свою харизму для создания могущественного фашистского государства.

Бенито Муссолини ввел термин «фашизм» в 1919 году для описания своего политического движения. Он принял древнеримскую фасцию fasces в качестве своего символа. Это была связка прутьев, обвязанная вокруг топора, который олицетворял силу Рима.

Муссолини установил первый фашистский режим, за которым вскоре последовали другие, включая нацистскую Германию. Однако фашизм несколько отличался от одного народа к другому.Таким образом, ученые часто расходятся во мнениях относительно точного определения фашизма. Тем не менее, они склонны соглашаться по его общим характеристикам, таким как:

  • Абсолютная власть государства: Фашистские режимы имеют сильное централизованное государство или национальное правительство. Фашистское государство стремится к полному контролю над всеми основными частями общества. Люди должны отказаться от своих личных потребностей и прав ради удовлетворения потребностей всего общества в лице государства.
  • Правление диктатора: Один диктатор управляет фашистским государством и принимает все важные решения.Этот лидер часто использует харизму, притягательную личность, чтобы заручиться поддержкой людей.
  • Корпоративизм: Фашисты верят в обуздание капитализма путем контроля над рабочими и владельцами фабрик. Профсоюзы, забастовки и другие трудовые акции незаконны. Хотя частная собственность остается, государство контролирует экономику.
  • Крайний национализм: Фашистское государство использует национальную славу и страх внешних угроз для построения нового общества, основанного на «общей воле» народа.Фашисты верят в действие и смотрят на национальные мифы как на руководство, а не полагаются на «бесплодный интеллектуализм» науки и разума.
  • Превосходство народа нации: Фашисты считают народ нации выше других национальностей. Обычно они укрепляют и объединяют доминирующую группу в стране, подавляя инакомыслие и преследуя группы меньшинств.
  • Милитаризм и империализм: Фашисты верят, что великие нации показывают свое величие, побеждая слабые нации и управляя ими.Фашисты считают, что государство может выжить, только если оно успешно докажет свое военное превосходство на войне.

Приход Муссолини к власти

После службы в итальянской армии во время Первой мировой войны Муссолини вернулся домой, ища способ объединить итальянский народ. В 1918 году он начал произносить эмоциональные речи, призывая диктатора возглавить страну. Он утверждал, что только сильный лидер может объединить народ для преодоления послевоенной массовой безработицы в Италии, хаотических политических партийных конфликтов и забастовок социалистов и коммунистов.

В 1919 году Муссолини организовал свое фашистское движение в северном городе Милане. Он сформировал отряды уличных бойцов в черных рубашках. Его «чернорубашечники» избили социалистов и коммунистов и выгнали их из органов местного самоуправления.

Коммунистическая революция в России произошла всего двумя годами ранее. Фашистское движение Муссолини быстро получило поддержку антикоммунистических бизнесменов, владельцев собственности и профессионалов среднего класса, таких как учителя и врачи.

В 1921 году Муссолини сформировал Национальную фашистскую партию. Но четкой фашистской программы у него по-прежнему не было. Он знал наверняка только одно: он хотел править Италией.

Выступая перед тысячами своих сторонников в октябре 1922 года, Муссолини заявил: «Либо правительство будет передано нам, либо мы захватим его, двинувшись на Рим». Через несколько дней он отправил своих последователей в массовый марш к столице Италии. Когда десятки тысяч людей собрались в Риме, руководители правительства настолько испугались, что подали в отставку.

Король Виктор Эммануэль имел конституционную обязанность назначить нового премьер-министра, который сформирует следующее правительство. Муссолини со своими чернорубашечниками и другими сторонниками, заполонившими улицы Рима, потребовал, чтобы король назначил его премьер-министром. Король сдался, и 29 октября 1922 года в возрасте 39 лет Муссолини стал самым молодым премьер-министром Италии.

Фашистское государство

Муссолини выбрал Джованни Джентиле, известного итальянского философа, своим министром просвещения.Джентиле реорганизовал школьную систему Италии. Он также написал много статей и книг, разъясняющих основные идеи фашизма.

Джентиле утверждал, что личные желания и интересы человека уступают «общей воле» народа. По его словам, фашистское государство претворяет в жизнь эту волю народа.

Джентиле объяснил, что самопожертвование и повиновение государству позволяют человеку достичь единства с «общей волей». Джентиле утверждал, что права принадлежат не отдельному человеку, а народу в целом.

Язычник учил, что «общая воля» людей — это закон государства. Следовательно, люди должны подчиняться фашистскому государству, чтобы быть по-настоящему свободными. Позже Муссолини выразился так: «Фашистское государство не только не сокрушает личность, но и умножает его энергию, как в полку солдат. . . умноженное на количество его однополчан ».

Основываясь на идеях более ранних европейских философов, таких как Фридрих Ницше, Джентиле утверждал, что народы мира заняты выживанием наиболее приспособленных.Он провозгласил естественное право более сильного побеждать и управлять более слабым. Джентиле заявил, что у войны есть еще одна функция в фашистском государстве: она объединяет людей и доказывает их превосходство как нации.

Джентиле, которого иногда называют философом итальянского фашизма, считал, что может сочетать философию с грубой силой. Однажды он похвалил Муссолини за то, что он посвятил себя Италии «за ее честь, ее величие, безопасность и процветание, а, следовательно, за ее могущество и ее значение в мировой истории».”

Il Duce и фашистское государство

Муссолини назначил новые выборы в итальянский парламент в 1924 году. Запугивание и фальсификация омрачили выборы. Фашистская партия Муссолини вместе с меньшей союзной партией получила 66 процентов голосов.

После выборов Муссолини закрыл оппозиционные газеты и запретил митинги протеста. Он объявил незаконными все политические партии, кроме своей собственной фашистской партии.Он объявил профсоюзы и забастовки вне закона. Он также создал политическую полицию — Организацию бдительности и подавления антифашизма. Большой совет фашистов утвердил декреты Муссолини и сделал парламент неуместным.

К 1925 году Муссолини принял титул Il Duce (Лидер). Он произносил эмоциональные публичные речи, раскачиваясь взад и вперед, надувая грудь и держась руками за бедра. Толпа выкрикивала фашистские лозунги, такие как « Il Duce всегда прав!» и «Верьте, слушайтесь, сражайтесь!»

Противники Муссолини придумали термин «тоталитаризм», чтобы описать его стремление контролировать не только политическую систему, но и экономику, школы, полицию, суды, вооруженные силы и многое другое.По иронии судьбы Муссолини понравился этот термин, и он сам начал использовать его, чтобы убедить итальянцев объединиться под его руководством для возрождения общества.

Муссолини сравнил «нового человека» Италии с закаленными солдатами Древнего Рима. Что касается женщин, Il Duce видели свою роль в рождении и уходе за новым поколением воинов. Фашистская партия организовывала молодежные организации для всех мальчиков и девочек в возрасте 8–18 лет. Эти группы пропагандировали физическую подготовку, военные учения (для мальчиков) и идеалы фашистского государства.

Муссолини мало использовал религию. Однако Италия была страной с сильным католицизмом. Джентиле, будучи министром просвещения, продолжал преподавать католическую доктрину в начальных школах. Но он заменил это философией на среднем уровне. Католическая церковь возражала против этой реформы.

Надеясь удержать церковь от противостояния его фашистскому режиму, Муссолини принял прокатолическую политику против абортов и разводов. Затем в 1929 году он подписал договор с церковью, согласно которому католицизм стал государственной религией.Это соглашение также восстановило преподавание католической доктрины в средних школах. Со своей стороны, церковь приняла фашистское государство Муссолини и прекратила его участие в политических делах Италии.

Муссолини хотел создать экономическую систему, которая обеспечивала «третий путь» между капитализмом и социализмом. Капитализм зависит от частной собственности, конкурирующих предприятий, принадлежащих работодателю, и мотивации получения прибыли. Социализм предполагает общество, в котором рабочие совместно владеют экономическими средствами производства (фабриками, фермами и т. Д.).) и контролировать правительство. Коммунизм — это форма социализма, которая призывает к революции, чтобы разрушить капитализм, установить диктатуру во имя рабочих и распределить экономическое производство «каждому по его потребностям».

В 1930-е годы Муссолини организовал промышленность, сельское хозяйство и экономические услуги в контролируемые государством профсоюзы и ассоциации работодателей, которые назывались «корпорациями». Правительственные чиновники назначили глав каждого профсоюза и корпорации работодателей.Они договаривались друг с другом о заработной плате и условиях труда.

Корпоративизм «третьего пути» пытался объединить рабочих и работодателей, требуя от них отказаться от своих личных интересов в пользу интересов фашистского государства. Однако на практике работодатели обычно получали больше выгоды, чем работники.

Меры по пресечению инакомыслия были мягкими по сравнению с фашизмом в гитлеровской Германии. Но специальный суд судил антифашистов, работающих против режима Муссолини.

Еврейское население Италии было невелико, и ни Муссолини, ни большинство других итальянцев не были очень антисемитскими (антиеврейскими). Евреи воевали за Италию в Первой мировой войне и участвовали в марше Муссолини на Рим.

Несмотря на это, Il Duce в конце 1930-х все больше попадала под влияние Гитлера. Муссолини, наконец, согласился с антисемитскими указами, такими как запрет евреям заниматься определенными видами деятельности. Когда немцы оккупировали части Италии во время Второй мировой войны, они отправили 20 процентов итальянских евреев в нацистские концентрационные лагеря.В то время как итальянцы укрывали многих евреев, Муссолини ничего не сделал, чтобы остановить нацистские депортации.

Перед Второй мировой войной народная поддержка фашистского государства Муссолини была высокой. Его харизматический стиль руководства убедил многих в том, что Италия находится на пути к величию. Когда Великая депрессия поразила Италию после 1929 года, Муссолини действовал быстро и смело, выполнив обширную программу общественных строительных проектов, которая вернула работу многих безработных итальянцев.

Il Duce на войне

Муссолини согласился с Джентиле в том, что сильные нации мира имеют естественное право подчинять и управлять слабыми.Муссолини прославлял такие военные ценности, как физическая сила, дисциплина, послушание и храбрость. «Минута битвы стоит жизни в мире», — заявил он.

В 1935 году Муссолини приказал вторгнуться в Эфиопию, бедную африканскую страну, которая когда-то унизила Италию в битве. Стремясь отомстить, Муссолини использовал самолеты, артиллерию и отравляющий газ против соплеменников со старыми мушкетами. Муссолини объявил ликующим толпам, что Римская империя вернулась.

В 1939 году Муссолини и Гитлер подписали так называемый «Стальной пакт», согласно которому каждая страна обязана была прийти на помощь другой в войне.Несколько месяцев спустя Гитлер вторгся в Польшу и развязал Вторую мировую войну. Однако Муссолини отложил присоединение к Гитлеру до тех пор, пока нацистские войска не собирались нанести поражение Франции в июне 1940 года.

Затем Муссолини решил вторгнуться в Грецию. Но его армия была сильно разбита, и ее пришлось спасать немецким войскам. В 1941 году он послал 200 000 своих солдат на помощь Гитлеру во вторжении в Советский Союз. Суровая зима и советские партизаны уничтожили огромное количество немецких и итальянских солдат.

К 1943 году британские, американские и другие союзники разгромили армию Муссолини в Северной Африке, захватили Сицилию и бомбили Рим.У итальянцев было достаточно, и они оставили Il Duce.

Король Виктор Эммануил приказал арестовать и заключить Муссолини в тюрьму после того, как его собственный Большой совет проголосовал за его отставку. Однако немецкие коммандос помогли ему бежать в Германию.

Муссолини вернулся в Италию и установил новый фашистский режим на севере недалеко от Милана, в районе, оккупированном немцами. Но он был всего лишь марионеткой нацистов.

Когда союзники подошли к Милану, Муссолини попытался бежать.Но антифашистские итальянские боевики схватили и расстреляли его 28 апреля 1943 года. На следующий день толпа приветствовала, когда они повесили тело Муссолини за пятки в Милане, где он начал фашистское движение 25 лет назад.

Другие фашистские режимы и движения

Муссолини вдохновил других на разработку собственных версий фашизма. Когда Гитлер пришел к власти в Германии в 1933 году, он добавил к своему фашистскому государству идею арийской «расы господ». В 1939 году Франсиско Франко основал испанское государство с некоторыми фашистскими элементами.Другие фашистские или подобные фашистам режимы возникали и падали в Японии, Аргентине, Южной Африке, Греции и Ираке, а также в других странах.

Фашистские движения пустили корни даже в демократических странах. Британский союз фашистов некоторое время процветал во время Великой депрессии. В Соединенных Штатах Германо-американский союз поддерживал нацистский режим Гитлера до тех пор, пока США не вступили во Вторую мировую войну.

Сегодня разновидности фашизма живут во многих военных диктатурах по всему миру.«Неофашистские» группы все еще существуют в западных демократиях. Эти группы обычно проповедуют ультранационализм и извергают ненависть к расовым или этническим меньшинствам. Хотя идея единой нации под фашистским государством, вероятно, умерла вместе с Муссолини, крайние расистские формы фашизма, усиленные Интернетом, живы и процветают во всем мире.

Для обсуждения и написания

1. Как вы думаете, почему Муссолини был так популярен как диктатор Италии?

2.Сравните фашистский корпоративизм Муссолини с капитализмом и коммунизмом.

3. Почему Джентиле и Муссолини считали войну неотъемлемой частью фашистского государства?

Для дальнейшего чтения

Eatwell, Роджер. Фашизм: история . Нью-Йорк: Аллен Лейн, 1996.

Лейтон, Джулия. «Как работает фашизм». Как это работает. 2010. URL: http://history.howstuffworks.com

А С Т И В И Т И

Это фашизм?

Из-за их связи с Гитлером и ужасами Второй мировой войны термины «фашист» и «фашизм» часто используются как оскорбления в адрес политических оппонентов.Термины потеряли много смысла, кроме как оскорбления. Даже ученым трудно прийти к согласию в определении фашизма. Но, как отмечается в статье, ученые согласны в нескольких общих чертах фашизма. В этом упражнении вы собираетесь использовать эти характеристики, чтобы судить, являются ли те или иные правительства фашистскими.

1. Сформируйте небольшие группы и просмотрите характеристики фашизма в начале статьи.

2. Каждая группа должна обсудить и решить каждый из приведенных ниже гипотетических случаев, является ли каждый примером полностью, в основном, в некоторой степени или нефашистского государства.

3. Каждая группа должна сообщить и обосновать свои выводы.

Случай № 1: Правительство Сурса управляется одной партией, совет которой из 100 выбирает верховного лидера. Люди голосуют на других выборах, но только по одному человеку на каждую должность, так как партия выдвигает всех, кто баллотируется. Верховный лидер имеет полный контроль над обществом. Правительство владеет всеми крупными предприятиями и управляет ими от имени народа.Не рекомендуется религиозное поклонение: ни один член партии не принадлежит к религиозной организации. Тюрьмы заполнены политическими заключенными. Партия пытается создать «нового человека», свободного от расовых, этнических, религиозных и гендерных предрассудков и свободного от жадности капитализма.

Дело № 2: Верховный лидер Railkine принимает большинство политических решений и возглавляет вооруженные силы. Собрание религиозных лидеров избирает его из духовенства и может отстранить его.Он также утверждает всех кандидатов, баллотирующихся в парламент. Собрание может также наложить вето на законы, принятые парламентом, если они противоречат религиозным законам. Верховный лидер объявил вне закона политические партии, закрыл газеты, заключил в тюрьму инакомыслящих, запретил другие религии, подавил меньшинства, ввел требования о том, как женщины должны одеваться, и даже запретил танцы. Верховный лидер наращивает армию, а соседние страны опасаются, что Рейлкин вторгнется и навяжет свою форму правления.

Дело № 3: New Sed — это страна с парламентом и сильными традициями политической и религиозной свободы.За последние 40 лет Партия признательности побеждала на выборах за выборами. Эта партия построила хорошие школы и прочную сеть социальной защиты для всех своих людей. Система социальной защиты включает государственную систему здравоохранения, высокую минимальную заработную плату, щедрое страхование от безработицы, пенсии для всех и другие пособия. Он ввел строгие правила для бизнеса. В правительстве есть небольшая армия. Налоги очень высокие.

крестьянок и политика в фашистской Италии: Massaie Rurali

В то время как предыдущая книга Перри Уилсон s , Заводной завод: женщины и работа в фашистской Италии (Oxford: Oxford University Press, 1993) была посвящена городским женщинам рабочего класса в ventennio , ее текущая публикация обращается к в сельской местности, чтобы изучить историю домохозяек и фермеров, которые были связаны с фашистской организацией Massaie Rurali. Обе эти книги расширяют наше понимание народного опыта в годы фашизма и умело демонстрируют, как на самом деле режим соблазнял, тянул и толкал людей на свою орбиту. Работы Уилсона также значительно способствуют развитию в последнее десятилетие или около того гендерной истории фашизма. Текущее исследование Massaie Rurali (MR) чрезвычайно важно, потому что, как указывает Уилсон, в этот период было относительно мало внимания ученых к крестьянскому населению, и в большинстве существующих работ гендер не рассматривается. считается.Фашистский режим очень интересовался сельской местностью как материально, так и символически, и поэтому анализ Massaie Rurali — огромной организации, насчитывающей более миллиона членов к 1939 году — является плодотворным предприятием, которое углубляет наше понимание фашизма.

Уилсон начинает свое исследование крестьянок и фашизма с изображения «мозаики сельского хозяйства» в сельской Италии. Описываются владение и использование земли, характер работы и производимые товары, а также отмечаются различия в этих процессах с севера на юг, а также внутри регионов.Как и ожидалось, Уилсон сосредотачивается на роли женщин в сельском хозяйстве, показывая изолированность мира сельских женщин и тот факт, что жизнь крестьянских женщин была «подчинена авторитету мужчин и потребностям домашнего хозяйства» (стр. 20). В то же время Уилсон утверждает, что экономическая роль женщин недооценивается и что «женский труд имел важное значение для межвоенного сельского хозяйства» (стр. 17)

Из первой главы, в которой дается обзор места женщин в сельской экономике в 1920-е годы, в главах 2 и 3 Уилсон переходит к изучению сельской политики и эволюции различных организаций, нацеленных на женщин, в надежде остановить поток людей из сельской местности. земли в городские районы, отчасти за счет просвещения и убеждения женщин стать хорошими женщинами-фермерами.Описывая историю Союза сельских домохозяек (UMC), организации, основанной в Ломбардии в конце Первой мировой войны, Уилсон ясно дает понять, что в сельской местности были предшественники фашистских групп и программ. UMC стал национальным союзом в 1932 году, но в конечном итоге был закрыт лидером фашистской партии Ахилле Стараче в 1935 году. Эти главы также включают интересные повествования о карьере нескольких «полевых женщин», таких как Регина Теруцци и Аннита Чернецци Моретти, которые были лидерами первых сельских женских групп.Эти две женщины представляют традицию женского активизма, которая предшествовала расцвету фашизма, и ясно иллюстрируют неоднородность женщин, которые были привлечены к движению и которые, по крайней мере, какое-то время, были лидерами автономных сельских женских групп в 1920-е — начало 1930-х гг. На протяжении всей книги Уилсон делает все возможное, чтобы подробно описать общественную жизнь отдельных женщин-лидеров и их сети. Она также показывает сдвиги в руководстве, поскольку организации были поглощены фашистскими иерархиями, утратили свою автономию и стали больше ориентироваться на пропаганду и символическую деятельность.

В феврале 1933 года фашисты создали национальный союз сельских домохозяек и сельских женщин-рабочих, тем самым расширив свои усилия по привлечению людей из всех секторов сельскохозяйственных работ. Члены UMC были включены в Национальную фашистскую федерацию Massaie Rurali (FNFMR), а цели Федерации и многие ее сотрудники были взяты из предыдущей организации (включая Теруцци и Чернецци Моретти). В конце 1934 года новый профсоюз «полностью перешел в саму PNF [Национальную фашистскую партию], став особой частью Fasci Femminili.(стр. 77) Уилсон прослеживает эти события в главах 3 и 4 и эффективно иллюстрирует, почему и как фашистский режим создавал свои массовые организации, степень, в которой центральные партийные власти контролировали группы, а также программы и мероприятия, которые предлагали организации. их членство. Она отмечает, что, как и большинство фашистских союзов, лидеры Massaie Rurali не принадлежали к классу членов и были назначены, а не избраны. Таким образом, она заключает, что, хотя massaie были «полноправными членами партии, роль самих крестьянок в организации всегда была довольно пассивной.'(Стр. 87). В этих обсуждениях Уилсон не только дает читателю представление о том, как были организованы секции и развивалась их деятельность, но и приводит примеры для всей страны — от Фиуме до Кальяри, от Милана и Беллуно до Палермо и Бари.

Хотя описание Уилсон бюрократии, лидеров и целей Massaie Rurali предоставляет важную информацию, суть этой книги на самом деле находится в главах 5-8, в которых она проводит нас через повседневные операции организация и ее члены.Здесь она рисует захватывающую картину эскалации пропаганды, направленной на сельских женщин в журналах, фильмах, на радио и на культурных мероприятиях. Используя такие материалы, как отчеты о местных фестивалях и торжествах, фильмы, просмотренные в небольших деревнях, и рецепты, напечатанные в большом количестве брошюр, газет и журналов, она прилагает все усилия, чтобы донести центральное пропагандистское послание до целевой группы населения. Пытаясь дать ясную реакцию населения на эти усилия, Уилсон ограничивается своими источниками.В среднем массайя не писали статей для журналов организации, не выступали с речами, не оставляли дневники и не писали письма руководству. Тем не менее, даже здесь Уилсон предоставил нам много новой информации, посмотрев на меняющуюся «охрану» женщин-лидеров — от более политически независимых женщин первого часа до более молодого поколения более «политически надежных» женщин, которые появился позже. Тот факт, что Уилсон дает нам подробную информацию не только о национальных лидерах, но и о региональных деятелях по всей Италии, добавляет уникальной ценности этой работе.Одним из наиболее показательных рассказов в книге является рассказ Лауры Марани Арньяни, очень успешного фидуциара Fasci Femminili Реджо-Эмилии. Абсолютно преданная Муссолини, Марани Арньяни была также вдохновенным, прагматичным и вполне человечным лидером и, к счастью для нас, оставила множество источников своей деятельности и своего взаимодействия с женщинами, которых она надеялась убедить и преобразовать.

Основным направлением деятельности сельских женских организаций как до, так и после 1922 года было обучение женщин некоторым аспектам сельского хозяйства и домашнего хозяйства, например садоводству, пчеловодству, ведению домашнего хозяйства, кустарному производству и уходу за детьми.Подробное исследование Уилсона Учебного колледжа Сант-Алессио к югу от Рима раскрывает связи между фашистскими программами и предыдущими учебными заведениями, усиление партийного контроля над образованием и вполне гендерно-специфический характер обучения и профессионализации женщин при режиме. . В конце концов школа стала педагогическим институтом, и Уилсон описывает, как школа обеспечивала профессиональную карьеру и стабильную работу для женщин в фашистских структурах.Она также разъясняет тот факт, что «любые потенциальные эмансипаторные обертоны, которые могли возникнуть… строго контролировались… [В] школе обучали своих учеников только для одной работы… [и обеспечивали] определенные рабочие места для мужчин» (стр. 146-). 7) Директора школы предоставляют еще одну группу женщин-лидеров, общественная жизнь которых Уилсон так тщательно извлекает из более крупных исторических записей. Вдохновением для создания колледжа Сант-Алессио послужила Аурелия Йос, образованная женщина из флорентийской еврейской семьи, которая в 1902 году основала сельскохозяйственную школу недалеко от Милана.К 1927 году она руководила школой недалеко от Рима, но через год была «уволена», потому что «ее« непростой характер »мешал развитию школы» (стр. 138). Йоша заменила Лаура Сальви, преподавательница. дочь землевладельца с практическим опытом ведения сельского хозяйства, которая имела «безупречную политическую репутацию», таким образом воспроизводя модели смены руководства в UMC. (стр. 139)

Эпилог книги переносит истории сельских женских организаций и образования, а также некоторых лидеров в послевоенный мир.Уилсон делает несколько заманчивых предложений о связях между UMC, Massaie Rurali и усилиями христианских демократов в 1950-х годах по мобилизации крестьянок в специальные секции Coldiritti , дочерней организации мелких фермеров. В то время как последняя глава указывает историкам послевоенного мира в некоторых интересных направлениях, именно в этой главе Уилсон сводит воедино ряд аргументов, изложенных на предыдущих страницах. Ее выводы описывают более широкое историческое значение организаций сельских женщин и помещают это исследование в более широкие исторические дискуссии о природе фашизма и, в частности, о взаимоотношениях между женщинами и полом, а также о фашистском движении.

RJB Bosworth в своем исследовании историографии итальянского фашизма в 1998 году призвал к лучшему пониманию «вариаций в жизни итальянцев разных классов, регионов и полов… [и поставил под сомнение], существует ли тоталитарный« сверху вниз » «Модель, ориентированная на государство, является приемлемым объяснительным устройством для таких режимов, как этот». (1) В своей работе Уилсон решает эти проблемы, включая сельских женщин в картину фашистских организаций и разъясняя, что в то время как центральные власти выбирали лидеров что касается групп, они излагали политику и программы и контролировали материальные ресурсы, они также поглощали предыдущие организации и планы и в значительной степени полагались на энергию местных чиновников и программы, созданные в сельских районах по всей Италии.То, что мы получаем из работы Уилсона, — это гораздо лучшее понимание динамики принятия решений в группах, собранных в рамках партийных зонтичных организаций, таких как Fasci Femminili .

Сейчас довольно распространенной практикой среди историков фашистской политики и культуры является признание того, что Марла Стоун описывает как «противоречия фашистской идеологии и ее гибкость на практике». (2) Уилсон также указывает на конфликты между намерениями и результатами режима. в политике по сельскому хозяйству и мобилизации крестьянских женщин.В целом фашистская политика была направлена ​​на «сохранение традиционного образа жизни, классовой иерархии и социальной стабильности… [и послание режима сельским женщинам] была в корне реакционной» (стр. 205, 206). В то же время, утверждает Уилсон, опыт изображенные в кино и на радио, могли бы сработать против планов сельской местности, в то время как в MR фашисты «познакомили большое количество крестьянок с миром политики» (стр. 197). он «модернизировал» женщин.Другие историки отмечают, что принятие «политики различия», которая характеризует правые, патриархальные системы, не обязательно расширяет возможности женщин, потому что результаты могут быть как положительными, так и отрицательными одновременно. (3) Как считает Уилсон, в то время как влияние политической активности в Fasci Femminili или подпольной политической организации женщин коммунистической партии могло быть модернизирующим или эмансипирующим, эти концепции не обязательно являются наиболее подходящим критерием для измерения важности MR для крестьянок.

Высоко политический характер написания историй фашизма во второй половине двадцатого века привел к серьезным разногласиям во мнениях о преемственности между фашистским ventennio и историческими условиями и традициями, которые предшествовали ему и следовали за ним. Уилсон твердо поддерживает тех, кто подчеркивает связь с прошлым, демонстрируя в своем случае, как цели, программы и организации сельского населения до 1922 года были приняты режимом в следующем десятилетии.Но она также утверждает, что режим действительно трансформировал и изменил прежние модели политической активности женщин. Традиция автономии и независимости более ранних групп, занимавшихся женскими (хотя и не обязательно феминистскими) проблемами, «затмилась», когда организация сельских женщин стала филиалом Fasci Femminili и национальной партии. По ее словам, эта трансформация политических структур женского активизма была наследием фашизма, потому что даже после 1945 года «большая часть« женской политики »проводилась в рамках партий или профсоюзов, в основном контролируемых мужчинами.(стр. 4) Ее пример женской секции Coldiritti иллюстрирует этот момент, но дополнительные доказательства можно найти в отношениях между Коммунистической партией Италии и Союзом итальянских женщин (UDI) и христианской Демократы и Центр итальянских женщин (CIF).

Другие вопросы, которые вызвали споры среди историков итальянского фашизма, — это степень фашистской власти и степень национального согласия или поддержки режима. Независимо от позиции в этих аргументах, исследования центральных партийных функционеров и правительственных лидеров, представителей элитных социальных групп, интеллектуалов и политиков не обязательно приводят к функциональной модели тоталитаризма или пониманию популярных взглядов на фашизм.Как уже отмечалось, исследование Уилсона не представляет фашизм как жесткую и эффективную форму авторитаризма. Кроме того, в своем исследовании крестьянок Уилсон присоединяется к другим историкам, которые стремились раскрыть отношение масс к режиму и историческое значение огромного членства в массовых фашистских организациях, таких как Massaie Rurali . Уилсон утверждает, что консенсус и сопротивление часто сосуществовали, и что для сельских женщин «членство… часто означало нечто меньшее, чем искреннее принятие фашистского дела.(стр. 172, 197). По ее словам, женщины присоединились к MR по разным материальным и нематериальным причинам, но поскольку у нас нет полных членских записей и личных счетов, трудно точно знать, кто присоединился или что они думали о организации и партии, к которой они теперь принадлежали. Уилсон вполне мог согласиться с историком Карлом Ипсеном, который утверждал, что мы, вероятно, никогда не решим вопрос о том, в какой степени «студенты, рабочие, молодежь, старики, промышленники, мелкая буржуазия, сельские и городские рабочие поддерживали фашизм».(4)

Что мы можем извлечь из книги Перри Уилсона, помимо значительного вклада, который я уже описал? Мы можем признать, что у нас действительно есть записи большой группы «умеренно выдающихся» людей, чьи мемуары не являются ни исключительно апологетическими, ни ностальгическими. (5) Многие из актеров — женщины, о которых мало что написано. Уилсон начал рассказывать свои истории через жизни таких людей, как Лаура Марани Арньяни и ее сверстники. Читая эти отчеты, мы гораздо лучше понимаем обычных, влиятельных, но не могущественных людей, которые поддерживали и выполняли работу фашистского режима.Они не были обманщиками или «хакерами», а были умными, решительными личностями, которые вели активную общественную жизнь в межвоенные годы и в последующие годы.

июль 2003

  1. Р. Дж. Б. Босуорт, Итальянская диктатура: проблемы и перспективы интерпретации Муссолини и фашизма (Лондон: Арнольд, 1998), стр. 29, 31. Назад к (1)
  2. Марла Стоун, «Книжное обозрение», Журнал современных итальянских исследований , 3 (1998), 193-6. Назад к (2)
  3. Превосходное сравнительное обсуждение этих вопросов см. У Ральфа М.Лек, «Расширение прав и возможностей консерваторов и гендерный фактор нацизма: парадигмы власти и соучастия в истории Германии», Journal of Women’s History , 12 (2002), 147-69. Назад к (3)
  4. Карл Ипсен, и др. ., «История такой, какой она не была на самом деле: мифы итальянской историографии», Journal of Modern Italian Studies , 6 (2001), 402-19. Назад к (4)
  5. Эту фразу Яна Хакинга использовал Дэвид Г. Хорн для описания «голосов» в своей книге « Социальные тела: наука, воспроизведение и итальянская современность» (Princeton: Princeton University Press, 1994), стр.9. Назад к (5)

Автор благодарит профессора Слотера за ее обзор и не желает комментировать дальше.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *